— лучшие из лучших —
— разыскиваются —
— активисты недели —
— администрация форума —
navigation
best quote
гостеваяf.а.qправиласюжетсписок персонажей
занятые внешностиакциинужныепутеводитель
Сеня Лавгуд о главном:
Существует четыре вида лапши: «пшеничная», «гречневая», «рисовая» и «не, ну, на этом форуме три эпизода максимум возьму, чтобы писать быстро, три, и всёеее». АГА!
Ashling C. O'FlahertyLord VoldemortTheodore Nott

Maradeurs: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Maradeurs: stay alive » Завершенные отыгрыши » [07.06.1970] Танго для троих


[07.06.1970] Танго для троих

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

ТАНГО ДЛЯ ТРОИХ


Закрытый эпизод

Я б рассказал тебе сказку с хорошим концом,
Но, если хочешь, он будет грустно-правдивым
Мягкие черные волосы пахнут свинцом
Зелье в бокале сегодня терпко на диво
(c) Саша Бест

http://forumuploads.ru/uploads/001a/c7/fc/68/151903.gif

Участники: Рудольфус Лестрейндж, Беллатрикс Блэк, Тёмный лорд

Дата и время: 07.06.1970, вечер

Место: прием в поместье Лестрейндж

Сюжет:
Июнь. Остается ровно месяц до свадьбы Рудольфуса и Беллатрикс. Казалось бы, не много и не мало, только вот именно этот приём в поместье Лестрейндж может быть последним шансом преподнести Милорду свою невесту, исполнив таким образом ее желание.
А способны ли Вы сказать такой девушке "нет"?..

Отредактировано Rodolphus Lestrange (2020-06-28 03:22:17)

+8

2

Люстра из серебра, совсем недавно выписанная из Германии, неприлично дорогая и весьма роскошная, сияла тысячей магических свечей, освещая залу. Полы из пары цельных кусков дерева глушили стук каблуков, а стены же, расположенные особым образом, многократно усиливали звук музыкальных инструментов. Музыканты играли новую чопорному Лондону мелодию, темп которой плавно, виток за витком, ускорялся, вынуждая танцующих поспевать за ним. Этот танец пришел из-за рубежа и не всем пришелся по вкусу. Дамы лет тридцати и их кавалеры постарше о чем-то беседовали, наблюдая за танцующими поверх бокалов с вином. Их вежливые улыбки были то сухими, то искренними, некоторые не из них не улыбались вовсе, наблюдая за вакханалией с напускным осуждением, и в то же время плохо скрываемым интересом, который легко читался по сосредоточенным на танцующих парах лицам.
Ему было двадцать. Она же давно достигла возраста согласия, и это самое “согласие” без труда читалось по ее глазам, несмотря на то, что ее мать все еще настаивала на целомудренно закрывающем плечи платье. Он видел эти плечи несколько раз...  Должно быть, эти темные кружева только стесняли ее движения, но судя по блеску ее стальных глаз, это совершенно не было помехой. Его рука на поясе, очередной виток по залу, благо, прекрасно осведомленный о том, что его ждет, Рудольфус предварительно скинул мантию, оставшись в рубашке цвета индиго и  темном жилете, подогнанным аккурат по его фигуре.
Пара шагов, разворот. Одна из пар, утомившись погоней, выбывает из круга, а спустя несколько торопливых па за ней следует другая. Рудольфус подмигивает невесте левым глазом, ухмыляясь и без труда ускоряя темп. Беллатрикс поспевает за ним с грацией, достойной восхищения, ибо он не может и представить себе, как ее тонкие ножки на каблуках могут двигаться так быстро.
Его зеленые глаза с деланной незаинтересованностью мажут по зале, а разум торопливо фильтрует лица, затылки, фигуры… Узнавание, словно легкий укол под дых, едва не сбивает его с шага. Чужая стремительная походка цепляет взгляд, и Рудо возвращается глазами к невесте. Его бровь скользит в вопросительном жесте, она отвечает дрожью в уголках губ, явно выдающих ее напряжение. Он не может ее винить. Ему так близко это чувство, когда горло забивает песком, а язык буквально сковывает от косноязычия. Две выбывшие пары дают пространство для маневра, юноша на секунду прикрывает глаза, прикидывая шаги и развороты, и слегка смещает вектор их движений.
Осталось не так долго. Мелодия стремительно несется к кульминации, Рудольфус уверенно ведет, с каждым ударом сердца утягивая свою супругу ближе к краю…  К краю сумеречного безлунного леса, в котором не будет для него тропы. Дальше она пойдет сама, и эта мысль стальной рукой сжимает его сердце.

Встретятся ли они снова, на другом краю? Будет ли она - его Беллой, или магия исказит ее настолько, что сотрет то взаимное влечение, что есть между ними?

Он не знает.
Все, что доступно его пониманию, так это факт, что он отдаст ее.
Добровольно. 
По собственному желанию.
Потому что просто не способен ей отказать.
В своих желаниях его будущая супруга так привередлива.

Это напряжение вспыхнуло так внезапно и до сих пор воспринимается так чуждо… Рудо так и не смог найти ключа к замку, за которым скрывается природа его увлечения. Выбирая из тысячи всевозможных невест, он предпочел бы мужчину, только вот Беллатрикс Блэк - это определенно другое.
Предвкушение заставляет нервно сглотнуть, в то время, как разум четко отсчитывает шаги. Он всегда может сбиться. Споткнуться. Свернуть немного не туда. Взгляд снова скользит по толпе, уже зная направление, Рудольфус без особого труда находит одетую в безупречное черное фигуру.
Карминовый цвет ее помады гармонирует с цветком в его петлице. Рудольфус делает легкий разворот, взгляд цепляется за черную прядку ее волос, выбившуюся из прически и завитком прилипшую к шее, контрастно подчеркивающую белизну ее кожи. Его невесте определенно жарко, только вот ее ладони отчего-то холодные. Струнные издают финальный аккорд. Пара эффектно разворачивается и склоняется в поклоне к аплодирующий толпе.
Юноша выдерживает трехсекундную паузу и вскидывает голову, с непревзойденной наглостью ловя взгляд чужих темных глаз, отливающих легким багрянцем. Милорд изрядно превосходит его в росте, а под его взором все трезвые мысли так и норовят прыгнуть в стороны и разбежаться, словно стая выпущенных на волю дремотных сов.
Рудольфус даже не пытается играть, прекрасно зная, что его удивление будет выглядеть неискренним, в то время, как почтение - уместным.
- Безумно приятно встретить Вас в Лестрейндж-холле, Милорд.
Его голова опадает на грудь в приветственном кивке, а взмокшую спину охватывает неясный холодок. Язык кажется ему чужим, но, слава Мерлину, подчиняется его желаниям, двигаясь во рту и вполне сносно произнося слова. Рука сжимается на девичьей ладони, которая в его руке кажется по-хрупкому миниатюрной. Беллатрикс подходит к нему вплотную. За их спинами берет свой темп новый танец, но эта разновидность веселья блекнет на фоне внимания Тёмного Лорда.
- Позвольте представить Вам мою невесту, мисс Беллатрикс Лестре…  - Рудо на секунду прикусывает язык, но не торопится укорять себя за оплошность. В конце концов, фамилия - такие формальности. - Блэк. Беллатрикс Блэк. Надеюсь, вы не откажете мне в услуге и присмотрите за прекрасной половиной моей души. Жажда - так мучительна…

+8

3

Мои пальцы пронзает острая боль. Она терпима некоторое время, сичтанные секунды, за которое я понимаю, что никогда не чувствовала себя такой одинокой, предоставленной самой себе, как в те часы, когда я сознавала, что за мной нет реальной силы, которую я кроме совершенно условного влияния на отдельных людей, смогла бы восстановить; но последние, охваченные экстазом социального дозволения, находились в состоянии какой-то истерии с инстинктивным стремлением к разрушению, заложенным в основание духовной сущности каждого нечистокровного волшебника.

- Я жажду познать все оттенки серого, без разделения.

Наблюдая, как легко полукровки и выходцы из маггловского мира захватывают мир магический, меняя и препарируя его по собственному желанию, лишний раз я убеждалась, как легко овладеть истеричной толпой, жаждущей хоть каких-то, но перемен, и как дешевы её восторги, как жалки лавры её руководителей, предки которых тоже были родом из того миллионного свинарника за кирпичной стеной вокзала Кингс Кросс, но я не изменила себе и не пошла за ними.
Не закрыла глаза, поддавшись традиционному "Блэки выше политики". Нет...

- Это ещё одна честь для меня, - я повторяюсь, но... тщетно - задохнувшись от того, что я наконец-то поймала удачу за хвост, не могу придумать ничего лучше этой глупой тавтологии. Уже через месяц я буду во власти пригласить вас в Холл самостоятельно, без позволения Лестрейнджей.

- С нетерпением буду ждать нашей новой встречи, Милорд.
Завершающий реверанс, лёгкий поклон в мой сторону в ответ.
За тем, как он уходил, я наблюдала молча...
[icon]http://forumuploads.ru/uploads/0019/cc/52/223/169839.png[/icon]
Наследники рода Лестрейндж исстари слыли олицетворением самого сильного дурмана для всех кисейных барышень Туманного Альбиона и их невозможных мамаш. Династия волшебников, которые никогда не сдаются без боя, не сдаются просто так, никогда не поджимают хвост в стыдливом отступлении от своей цели. Да, я хотела испытать его, отказав в прошлом году, но едва вышло время, которое я как бы невзначай огласила тогда, - типун мне на язык, ну что за дура, почему я не в состоянии была просто смолчать? - Рудольфус повторил своё предложение. Официально и через родителей, с расстояния полета Авады, подтверждая сим факт, что всё самое лучшее начинается с испытания, но мне не жаль, ничуть не жаль своего решения и эфемерного риска потерять такого жениха. Даже не скрываю, что горжусь им.
Я натурально схожу с корабля на бал, вернувшись с годового путешествия по миру, полная надежд и стремлений, ведь дома и вовсе чувствую себя всесильной. Не сказать, что супружество стоит в первой строке моих целей, но внимание к моей персоне льстит, неимоверно льстит.
А ведь были и другие - да, год назад.
Не один и даже не два...
И ведь они тоже пытались повторить попытку словить удачу за хвост во второй раз, и, если бы не отвратительно-гриффиндорский характер одного из них, то... как знать, как знать. Носить мне бы скоро совершенно другую фамилию.
Но шутка ли - фамилия Блэк?
Шутки ли первенец, старшая дочь?

Я согласилась на предложение руки и сердца от Рудольфуса Лестрейнджа и попросила взамен лишь одно. Знакомство, представление самому Наследнику Слизерина - лицом к лицу. Я знала, что они знакомы. Едва ли найдется среди нашего круга слепой или тупой собеседник, кто не ведает про это, однако знание не всегда есть рассказы вслух, поэтому вот тут-то настала моя очередь подождать. За год в путешествии я порядком успела себя накрутить, переосмыслив и поняв, что смыслом своей жизни я хочу выбрать авангард сражения в великой битве за наше будущее, нежели просто плести бессмысленное существование, пусть рядом с благородным волшебником, которое постепенно свелось бы к тому, сколько раз в неделю мне надо раздвигать перед ним ноги.
Но мы ведь договоримся, верно?

Этот приём... потрясающий. Залы главного поместья Лестрейнджей дополнены изысканным континентальным декором, который сглаживает строгость и помпезность архитектуры, но заставляя присматриваться к себе и окружению вокруг. Собран весь свет магической аристократии, однако в большинстве своём поколение моего будущего свекра. Приглушается свет свечей, и я перевожу дыхание, ведомая в танце, после чего с молчаливом трепетом выдыхаю, привыкая к партнеру и замечаю в начальных фигурах танго. Не терпящие возражения руки обвивают мою талию, увлекая на шахматный паркет главной залы, и мы синхронно выпрямляем спины. Ты поворачиваешь голову влево, а я, гордо вскинув подбородок, вправо. Положив ладонь на плечо, легко отталкиваюсь, но вновь оказываюсь щека к щеке с тобой, привлечённая резко и властно. Мне нравится, как от тебя пахнет, запах дорогого табака и чего-то ещё приятно ласкает моё обоняние, заставляя забыть о тотальной нелюбви англичан к французскому парфюму, страстным танцам и кружевным рукавам-фонарикам.
Я лечу в непредсказуемо стремительном танго с главным кавалером этого вечера, который, словно фоновый легилимент от самого Мордреда, угадывает мои желания.
Я наконец-то вижу Его.
Исступление финальных аккордов бежит мурашками по струне позвоночника и пульсирует в висках – так рвутся с тихим стоном кровавые нити в моем сознании, рвутся от уверенности в том, что так, как было раньше со мной, уже не будет... 
Шелковое платье цвета спелой вишни, с кровавой россыпью гранатов по подолу, маленькие алые капельки в ушах. В этой зале Я сейчас словно райская огненная птица из старых восточных сказок, если бы такие рассказывались в Англии. Рудольфус быстро выполняет своё обещание, говорит слова почтенного приветствия, но я выдыхаю не от восторга, а от боли, на тонкой коже моей ладони наверняка останутся синяки. Я стою так близко к Лестрейнджу, что кажется, будто бы мы уже вместе, уже заодно - и никак не реагирую на его оговорку.
Апплодисменты идут каким-то гулким фоном, и я не в состоянии отвести взгляд. Словно завороженная взглядом опасной змеи, я не склоняя головы, опускаюсь в глубоком реверансе.
- Знакомство с Вами - есть честь для меня, Милорд.

Отредактировано Bellatrix Lestrange (2020-11-21 07:44:05)

+8

4

Чёрное кружево изящного девичьего почерка узорами строк заполняло пергамент, ведя взгляд в уверенном танце четко изложенной мысли. Шаг, ещё шаг, разворот - кульминация: гранатовый блеск россыпи самоцветов в сочетании со строгой элегантностью молодого Лестрейнджа - их дуэт покорял и завораживал, иначе попросту не могло быть. Арно, оставшийся позади с кем-то из представителей старой аристократии, скорее всего выражал этикетное согласие с недовольным брюзжанием относительно новаторского подхода Рудольфуса, приложившего руку к организации вечера. А люстра и в самом деле казалась излишне броской. Том молчал, дожидаясь завершительного такта, с которым ведущая пара метнулась в его направлении, постепенно замедляя темп и останавливаясь: она - за ним, как и должно быть. Он удостоил будущего главу рода выдержанным взглядом и коротким кивком, отпуская прочь - ведь оба они прекрасно знали, кто именно является центровой фигурой этой партии.
- Полагаю, твой отец горд тобой, - в голосе Тома не было и намёка на улыбку - лишь констатация фактов, дозволенная в пределах принятых норм поведения, - Рудольфус, - остановил он юношу, когда тот уже собирался покинуть трио, направляясь в холл, - не стоит торопиться - я присмотрю за госпожой Блэк, как ты и сказал.
Прошло не более пары мгновений, прежде чем темные глаза посмотрели на Беллатрикс. Блэк. Эту стать и эти скулы он узнал бы из тысячи. Она что-то пролепетала в качестве приветствия - Том не удосужился ответить, но ее манера держаться была яснее самых красноречивых слов. Болезненно бледная рука вытянулась вперёд, открытая ладонью вверх и готовая принять ее руку, делая своей официальной спутницей на то короткое время, пока законный жених отлучился за напитками. Фактически же - навсегда. Жажда - понятие многостороннее, словно бриллиант, и та ее грань, что мучила их обоих, способна была затмить любую низменную страсть, присущую молодости и ветрености. Среди некогда близких Тому людей, со временем образовавших костяк доверенного круга Лорда Волдеморта, действительно бытовало расхожее мнение о том, что Риддл пренебрегал многими человеческими чувствами, одного из которых был лишён напрочь. Любовь. Непобедимая сила, во славу которой сквозь всю историю жизни на Земле лились то слёзы, то кровь - стирая пурпурными реками миллионы поколений, будто размерную монету, в угоду одному неосторожному слову, мысли или действую. Дозволено ли было Лорду пренебречь подобным? Напротив. Едва ли можно было убедить Риддла подходить к чему-либо с большей настороженностью и предубеждённостью, чем к сучьему лику лицемерки-любви. Те редкие и чистые сгустки магии, что все ещё случались в древних и достойных семьях наподобие Блэков или Лестрейнджей, собой являли грубые самородки: огромный потенциал, спрятанный в ещё неоперившихся птенцах, мог пойти на миллионы банальных безделушек, годных разве что для украшения обвисших ушей престарелых богачек. Какое гнусное преступление против магии! Быть размененным системой магглолюбцев на дешевые осколки, вместо того, чтобы занять своё достойное, царское место в императорской короне, уже оттуда сверкая всей многогранностью своих талантов. Первенец Сигнуса и Друэллы обладал пытливым умом и яркой индивидуальностью, заключёнными в женское тело, что таило в себе главную его слабость, но, в то же время, и нерушимую силу.
- Ты счастлива, Беллатрикс? - голос Волдеморта звучал негромко и мягко, словно шелест приливных волн, накатывавших на слух молодой наследницы в такт такой же плавной музыки. Они оба оказались у выхода на балкон скорее, чем умолкла скрипка.

+7

5

Мои пальцы пронзает острая боль. Она терпима некоторое время, сичтанные секунды, за которое я понимаю, что никогда не чувствовала себя такой одинокой, предоставленной самой себе, как в те часы, когда я сознавала, что за мной нет реальной силы, которую я кроме совершенно условного влияния на отдельных людей, смогла бы восстановить; но последние, охваченные экстазом социального дозволения, находились в состоянии какой-то истерии с инстинктивным стремлением к разрушению, заложенным в основание духовной сущности каждого нечистокровного волшебника.

- Я жажду познать все оттенки серого, без разделения.

Наблюдая, как легко полукровки и выходцы из маггловского мира захватывают мир магический, меняя и препарируя его по собственному желанию, лишний раз я убеждалась, как легко овладеть истеричной толпой, жаждущей хоть каких-то, но перемен, и как дешевы её восторги, как жалки лавры её руководителей, предки которых тоже были родом из того миллионного свинарника за кирпичной стеной вокзала Кингс Кросс, но я не изменила себе и не пошла за ними.
Не закрыла глаза, поддавшись традиционному "Блэки выше политики". Нет...

- Это ещё одна честь для меня, - я повторяюсь, но... тщетно - задохнувшись от того, что я наконец-то поймала удачу за хвост, не могу придумать ничего лучше этой глупой тавтологии. Уже через месяц я буду во власти пригласить вас в Холл самостоятельно, без позволения Лестрейнджей.

- С нетерпением буду ждать нашей новой встречи, Милорд.
Завершающий реверанс, лёгкий поклон в мой сторону в ответ.
За тем, как он уходил, я наблюдала молча...
[icon]http://forumuploads.ru/uploads/0019/cc/52/223/169839.png[/icon]
Вечерний свет являет нашу истинную сущность, едва я оказываюсь вовлечена в диалог. Меня захлестывает волна невероятной энергетики этого долгожданного собеседника, и какое-то время я просто наслаждаюсь этим ощущением, не желая нарушить его летящим потоком слов. Не хочу играть в светскую бессмысленность, не хочу ходить вокруг да около, улыбаясь, тихо смеясь в ответ и олицетворяя сим поведением прообраз Венеры Милосской, - что красивая, но без рук и очень маленькой головой, - я хочу сразу встать на позицию знающей идеи Милорда волшебницы, хочу дать понять, что я знаю, я всё знаю и жажду примкнуть в великим идеям.

Ведь жажда - она у каждого своя.

Госпожа Блэк...
Едва я полноценно могу назваться такой, не имея под ногами фундамента из брака, опыта и фамильных достижений.
Всё ещё мисс, всё ещё Блэк - алебастр ключиц в обрамление тёмных кружев, девятнадцать лет и такой взрослый взгляд, резко контрастирующим с идеально целомудренным, слово бы для дебютантки, но всё же вечерним платьем. Тяжёлая коса, короной оплетённая вокруг головы, непроглядно-тёмные агаты на запястьях, надменный излом бровей и приглушённое пламя в полуночных глазах...

- Если слово - это сердцебиение заклинания, - моё собственно вот-вот готовиться выпрыгнуть из груди, - если вдохновение - это взмах палочки, - я ещё способна на эти сравнения, но перед глазами апостолами стоят емкие строки из брошюр от наследника Слизерина, которые распространяли в Хогвартсе, но я решаюсь далее уже на свою собственную импровизацию, ведь это мы... мы стоим в своём поколении на пороге вырождения аристократических семей, глядя на которых внимательнее, с удовлетворением можно заметить тёмное страстное пламя под мраморной чёрно-белой маской. Из таких породистых детёнышей получаются великолепные хищные звери, пьянеющие от запаха крови. - то моё счастье, Милорд - это бесконечное одиночество...
Летний душный воздух обнимает меня, едва нам стоит войти на балкон, и ещё тяжелее дышать. Мой взгляд показывает назад, за плечо, где мы оставили Рудольфуса, коего мучает жажда уже своего беспредельнейшего соло на этом вечере.Позволить жениху быть с глазу на глаз с самим собой - тоже удобное умение для юной супруги, верно?
- ...И я упиваюсь им. Ведь таком счастье невозможно потерять себя.

Вишневый шелк подола с шорохом скользит по иссушенному дневной жарой мрамору балкона. Сумерки впитывают в себя белый цвет камня, добавляя туда оттенок сочного ультрамарина и распускаясь томным запахом шампанского, превращая воздух в замершую копию старой фотографии. Причудливо изогнутые ветви вековых дубов за ограждением раскинулись руками безмолвных стражей, охраняющих покой этих мест. Лестрейндж-холл, древняя обитель зарождения великих тайн современности.
Не желая слушать вечернее шептание приёма, что доносится даже до этого места, я задаю встречный вопрос, ведь знание того, что Тёмный Лорд обладает уникальными талантами и способностями, только подпитывает мою собственную жажду продолжать.
Парселтанг древнее и очень редкое умение, и я не могу не спросить, о...
- О чём говорят змеи, Милорд?

Отредактировано Bellatrix Lestrange (2020-11-21 07:43:45)

+7

6

Ее риторика была отличительна от большинства. Она цеплялась крюками металлических нот красивого голоса, заставляя обратить на себя внимание не вежливым тоном, но практически настороженным рыком. Пересечешь черту - и ты не жилец. Интересная партия для Рудольфуса и верная директива для Рабастана, юношеские потуги которого нуждаются в линейном причесывании в гораздо большей степени, чем ему может казаться.
- Арно всегда тяготел к викторианскому стилю, - Том помедлил, на какое-то мгновение позволив себе вполне искреннюю задумчивость, - ты дивно вписалась в это место. Давно пора было оживить Лестрейндж-холл, - улыбка едва коснулась тонких губ, когда он возвратил все внимание юной ведьме, - не всегда обязательно слышать, чтобы понимать, Белла. Достаточно неосторожного взгляда, необдуманного жеста - и тебя читают, словно раскрытую книгу.
Небольшой люмос в стеклянном коконе, которыми была искусно украшена балюстрада балкона, скользнул в ладонь волшебника, сияя из прозрачного шара своим мягким светом. Мгновение - и он померк, истлев на самом дне сосуда.
- Нам довелось жить в те времена, когда необходимо четко знать, что делать: говорить или наблюдать и слушать, - стеклянная сфера в его руке сияла чёрной пустотой, будто мёртвый глаз какого-то мифического существа, - однако, история веками учит нас тому, что рано или поздно древнее величие наших предков будет восстановлено, - хлипкий огонёк вдруг затеплился в стеклянном шаре, будто появившийся из ниоткуда маяк, - а чистая кровь с новыми силами заструится по сосудам времени, покрыв своей сетью все общество. Она вытравит метастазы той грязи, что попали в организм Магии с бездумными вливаниями под лицемерными лозунгами свободы.
Волшебник вернул шар на прежнее место, позволив люмосу засиять в полную силу. Его лицо осталось таким же мертвенно бледным, но в глазах теперь достаточно ярко сверкнул багряный блик, будто едва колыхнувшийся всполох пламени.
- Я наслышан о твоих академических успехах. Похвально, - Том утвердительно кивнул, с живым интересом поглядывая на будущую мать семейства Лестрейнджей, - у каждого волшебника есть определенный круг интересов, которым он отдаётся в большей степени, нежели всему остальному. Что заставляет твое сердце биться чаще, Белла?

+8

7

Мои пальцы пронзает острая боль. Она терпима некоторое время, сичтанные секунды, за которое я понимаю, что никогда не чувствовала себя такой одинокой, предоставленной самой себе, как в те часы, когда я сознавала, что за мной нет реальной силы, которую я кроме совершенно условного влияния на отдельных людей, смогла бы восстановить; но последние, охваченные экстазом социального дозволения, находились в состоянии какой-то истерии с инстинктивным стремлением к разрушению, заложенным в основание духовной сущности каждого нечистокровного волшебника.

- Я жажду познать все оттенки серого, без разделения.

Наблюдая, как легко полукровки и выходцы из маггловского мира захватывают мир магический, меняя и препарируя его по собственному желанию, лишний раз я убеждалась, как легко овладеть истеричной толпой, жаждущей хоть каких-то, но перемен, и как дешевы её восторги, как жалки лавры её руководителей, предки которых тоже были родом из того миллионного свинарника за кирпичной стеной вокзала Кингс Кросс, но я не изменила себе и не пошла за ними.
Не закрыла глаза, поддавшись традиционному "Блэки выше политики". Нет...

- Это ещё одна честь для меня, - я повторяюсь, но... тщетно - задохнувшись от того, что я наконец-то поймала удачу за хвост, не могу придумать ничего лучше этой глупой тавтологии. Уже через месяц я буду во власти пригласить вас в Холл самостоятельно, без позволения Лестрейнджей.

- С нетерпением буду ждать нашей новой встречи, Милорд.
Завершающий реверанс, лёгкий поклон в мой сторону в ответ.
За тем, как он уходил, я наблюдала молча...
[icon]http://forumuploads.ru/uploads/0019/cc/52/223/169839.png[/icon]
Оцепенение.
Энергетика этого волшебника просто сметает на "нет" все мои сомнения насчет достоверности слухов, сведений и домыслов... Я выросла среди очень сильных и талантливых колдунов, однако ни один из них не мог сравниться с Наследником Слизерина. Тот шлейф магической мощи, что он нес с собой было не сравнить ни с чем. Ни припомнить ни с кем. Благородные джентльмены, что манерами были родом из Прекрасной Эпохи, все как один меркли и бледнели перед этой совершенной стихией чистейшего Естества.

Я просто обезоружена.
          И вряд ли бы оборонялась вообще....

- Фундаментальная магия, Милорд. Чистые заклинания, фундамент которых всегда был сокрыт в темноте и бездне...
Вы просто неподражаемы.
И что мне образ Люмоса в стеклянном шаре из венецианского стекла, если весь свет моих деяний отныне будет заключен в Вас?
Оковы изысканности Викторианской эпохи в обрамлении контрастов из метлахских узоров падают перед истинным торжеством магии, и я погибаю. Прежняя я медленно умирает, изящно, красиво - как и положено дочери благородных Лордов, унося с собою в историю эпоху менуэтов и гравюр, алебастрового мрамора и ангелочков с фарфоровыми крыльями. Прежняя я остаюсь легендой в моих детских воспоминаниях, припудренных заботой родителей, и только лишь речь в ответах на ваш вопрос дает начало Новой Эпохи.
Возрождения...
Позвольте же мне возродиться Демоном Летящим, карать, бить и создавать во имя восстановления Величия наших предков. Что мне толку быть ещё одним безымянным цветком в мозаике фамильного Древа Лестрейнджей? Мерзавка Судьба всё как всегда перепутала - это они дивно вписались в род Блэков, а не наоборот, и в этом старом, закостенелом поместье я найду выход для Древней магии! Оно ждет, оно исстрадалось в бездействии, ведь помнит, что построено такими же, как мы с вами...

- Эти знания ведь всегда приравнивались к темным, верно? Ибо оно есть Начало, оно и есть Зарождение всего.
Всем известно, что Магия изначально была цвета Блэк и уж только потом адаптировалась под желания волшебников. Только потом она начала менять тон, окрашиваться в светлую. Об этом я молчу, но искренне надеюсь, что Вы уже понимаете меня без слов. И пусть я раскрытая книга, но умоляю - вовсе не бульварный роман. Вы поймете, как я жажду не переходить из одних кандалов в другие, как мечтаю раскрыть свою страсть, не прятаться более под узкой оболочкой покорности, как хочу расправить свои крылья и взлететь, навсегда забрав с собой нужные только мне...
Знания.
Ведь те, что были мне даны ранее, теперь сравнимы лишь с пресной водой, и я будто бы впервые чувствую соль на губах, будто бы впервые вижу перед глазами море из великолепного непостижимого магического пространства.

- Трансформация из неживого, Милорд. Старшая сестра Трансфигурации. - Лишь секунду спустя я понимаю, что прикусила губу в напряжении, просто смаргиваю и вижу перед глазами отсвет от магического Люмоса - оказывается, я все время смотрела на тот стеклянный шар. Я решаюсь. Моя стопа шагнула уже слишком далеко, и мне нет смысла и нет желания отступать.
- Благородное искусство некромантии заставляет моё сердце биться чаще, Милорд.

Отредактировано Bellatrix Lestrange (2020-11-21 07:43:31)

+4

8

Пока юная невеста Рудольфуса смотрит на свет, будто приманившийся на огонь мотылёк, старший волшебник разглядывает ее: черты Блэков  скользят в точеном профиле с легкими бликами мерцающего люмоса - дивная картина. Когда-то давно другая Блэк смотрела на него точно так же, а он отвечал взаимностью - тогда это казалось уместным и даже искренним чувством. Тонкие губы кривятся на мгновение, когда лицо Тома приобретает гораздо более жесткое выражение, чем требует ситуация: воспоминания имеют особую власть над всеми, несмотря ни на что.
- Знание беспристрастно, Беллатрикс, - он опускает голову, глядя в лицо волшебницы - занятный выбор, хоть чего-то более поверхностного он и не ждёт. Не от неё. - Магия - это чистая энергия без полярности или оттенка, - гирлянда люмосов плавно двигается на ветру, создавая иллюзию полёта закованных в мыльные пузыри светлячков - настоящее волшебство этой ночи заключено в мелочах: в блеске хрустальных шаров, в шелесте тихого голоса, в волнительном взмахе ее ресниц, - последнее привнесли люди: трусы и невежды, - все те, кого пригрела на груди вседозволенность и попустительство последних лет, - темные глаза смотрят в серые на расстоянии дыхания, но в этой осенней ночи лишь ее сердце отдаётся гулкими ударами, перемежаясь с ласковыми переливами шампанского, что аристократическим сиропом разлито поверх закаленного стекла, - они определили нормы «чёрного» и «белого», возвели в абсолют градацию «плохого» и «хорошего», в попытке защитить себя от собственной никчёмности, безжалостно линчуя каждого, кто видит этот мир в полутонах, - мужская рука ложится на предплечье ведьмы, кончиками холодных пальцев ведя вниз, к запястью, - границы дозволенного - для слабаков, - ее ладонь, узкая и хрупкая, словно шёлк, скользит в его послушным изяществом, - они существуют для тех, кто не способен взглянуть в лицо собственной сути, прикрываясь возведёнными рамками и лживой моралью, - Том едва сжимает девичьи пальцы, заставляя фамильное кольцо Лестрейнджей вдавиться в нежную плоть грубым металлом, - их несвобода имеет притягательную риторику, но в конечном счёте... - давление на кисть Беллатрикс увеличивается, когда сильная рука волшебника откровенно сминает ее пальцы, ощущая сопротивление благородного металла, - ...причиняют дискомфорт.
Она прикусывает губу - едва ли от боли, скорее - от практически детского любопытства: ее жажда не знает нормы, а горящий взгляд сверкает в наступившей темноте подобно искрам. Риддл выпускает ведьму из рук, но глаза его по-прежнему прикованы к ней - они поняли друг друга, услышали и приняли ещё тогда, когда впервые заговорили на бумаге: буквенные интонации выстывают быстрее живой речи, но те идеи, мысли и порывы остаются в чертогах памяти навсегда.
- Это первая основа, которую ты должна усвоить, Белла, - не стоит смотреть на руку собеседницы, чтобы знать - на белой коже тонких пальцев все ещё видны красные следы, оставленные помолвочным кольцом - ее личная клетка, в которую она вошла добровольно, под торжественную музыку классического органа. - Я полагаю, нам стоит видеться чаще, - Том вдруг непривычно легко улыбается, без иронии или ядовитого сарказма, - если твой жених не станет возражать, разумеется.

+6

9

Мои пальцы пронзает острая боль. Она терпима некоторое время, считанные секунды, за которое я понимаю, что никогда не чувствовала себя такой одинокой, предоставленной самой себе, как в те часы, когда я сознавала, что за мной нет реальной силы, которую я кроме совершенно условного влияния на отдельных людей, смогла бы восстановить; но последние, охваченные экстазом социального дозволения, находились в состоянии какой-то истерии с инстинктивным стремлением к разрушению, заложенным в основание духовной сущности каждого нечистокровного волшебника.

- Я жажду познать все оттенки серого с Вами. Без разделения.

Наблюдая, как легко полукровки и выходцы из маггловского болота захватывают мир магический, меняя и препарируя его по собственному желанию, лишний раз я убеждалась, как легко овладеть истеричной толпой, жаждущей хоть каких-то, но перемен, и как дешевы её восторги, как жалки лавры её руководителей, предки которых тоже были родом из того миллионного свинарника за кирпичной стеной вокзала Кингс Кросс, но я не изменила себе и не пошла за ними.
Не закрыла глаза, поддавшись традиционному "Блэки выше политики". Нет...

- Это ещё одна честь для меня, - я повторяюсь, но... тщетно - задохнувшись от того, что я наконец-то поймала удачу за хвост, не могу придумать ничего лучше этой глупой тавтологии. Уже через месяц я буду во власти пригласить вас в Холл самостоятельно, без позволения Лестрейнджей.

- С нетерпением буду ждать нашей новой встречи, Милорд.
Завершающий реверанс, лёгкий поклон в мою сторону в ответ. После этой короткой беседы моя собственная идеология на глазах распустится новыми соцветиями решительности, чтобы никогда об этом не пожалеть.

Между теми, кто создает блестящие и остроумные концепции, и теми, кто осуществляет жестокие и зверские деяния, пролегает бесконечная пропасть, которую не перекрыть никакими черно-белыми понятиями бытия.
Великие идеи безжалостны, а мы...?

За тем, как он уходил, я наблюдала молча...
[icon]http://forumuploads.ru/uploads/0019/cc/52/223/169839.png[/icon]

Отредактировано Bellatrix Lestrange (2020-11-21 07:51:53)

+2


Вы здесь » Maradeurs: stay alive » Завершенные отыгрыши » [07.06.1970] Танго для троих


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно