— лучшие из лучших —
— разыскиваются —
— активисты недели —
— администрация форума —
navigation
best quote
гостеваяf.а.qправиласюжетсписок персонажей
занятые внешностиакциинужныепутеводитель
Сеня Лавгуд о главном:
Существует четыре вида лапши: «пшеничная», «гречневая», «рисовая» и «не, ну, на этом форуме три эпизода максимум возьму, чтобы писать быстро, три, и всёеее». АГА!
Ashling C. O'FlahertyLord VoldemortTheodore Nott

Maradeurs: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Maradeurs: stay alive » Квесты » [23.12.77] Кровавое Рождество. Часть 2. Хогсмид


[23.12.77] Кровавое Рождество. Часть 2. Хогсмид

Сообщений 1 страница 30 из 49

1

Кровавое Рождество. Часть 2. Хогсмид


Квестовый эпизод, участие по записи

http://s3.uploads.ru/bVsPO.png

Участники:
Группа 1: Анита МакГонагалл, Эшвард за нпс оборотня, Эшлинг за нпс оборотня, Беатрис Шафик, Сивилла Трелони, Регулус Блэк, Томас Эшвард, Сириус Блэк, Делорес Рид, Роберт МакГонагалл, Гестия Джонс, Барти Крауч, Альбус Дамблдор, Лили Эванс.
Группа 2: Стерджис Подмор, Квинтус Уоррингтон, Роуэн Росс, Алекто Кэрроу, Гелиодор Сандерс, Чарльз Дэвисон.
Группа 3: Фенрир за нпс (Роберта Дрейфус), Алекто (нпс Аберфорт Дамблдор).
Группа 4: Лия Рихтер, Эмма Фарли, Алисия Лэйрд.
Одиночки: Рудольфус Лестрейндж, Сэмюэль Алдертон, Чарли за нпс оборотня, Лея Рихтер.

Дата и время:
23 декабря 1977, около 20:30

Место:
деревня Хогсмид

Сюжет:
Собрав около двух десятков случайно выбранных оборотней Пожиратели перед самым наступлением полнолуния доставляют их к Хогсмиду, приводят в чувство и оставляют в ближайших окрестностях деревни. В Хогсмиде в это время проходит Рождественская ярмарка: все кафе открыты для посетителей, на улицах много торговых лотков с едой, горячими напитками, разными мелкими подарками, дома украшены к празднику, людей много, некоторые, несмотря на поздний час, с детьми.
Когда учуявшие близкую добычу оборотни высыпали на Хай-стрит, кто-то успевает сообщить в Министерство, кто-то из орденцев, бывших в это время в Хогсмиде, - Дамблдору.

◊ Дополнительно:
  Очередность в списке участников. Кто не успел записаться — к отыгрышу можно присоединиться по согласованию. Ход пропускается, если вы не написали пост в течении трех дней, до завершения круга вы можете написать пост, вклинившись в очередь. В конце каждого круга будет мастерский игротехнический пост с описанием результата ваших действий и актуальной ситуации.
   Кроме непосредственно персонажей игроков на улицах еще есть люди, и много, их действия можно описывать в постах.
Локации: Хогсмид / Hogsmeade - здесь подробная информация о деревне.

карта

http://forumuploads.ru/uploads/001a/c7/fc/6/179298.jpg

Пожалуйста указывайте в своем посте, где вы находитесь.
Инвентарь: Все, что у вас при себе, указывайте под спойлером.

+10

2

Это был чудесный вечер в преддверии Рождества.
Выходной, который он собирался провести в своё удовольствие, но попутно ещё присмотреть и купить подарки членам своей семье, ибо потом времени на это у него не будет точно.
К сожалению, тёмные маги не берут выходной на время Рождества. А зря… устроили бы своеобразное перемирие, но об этом оставалось только лишь мечтать.
Впрочем, в последнее время Стерджис Подмор был напротив заинтересован в том, чтобы как можно больше времени проводить на работе и, если бы не их график, против которого не пойдёшь, он бы и ночевал на работе.
Хотелось в сжатые сроки научиться как можно большему, точнее получить опыт, а где быстрее всего можно научиться?
Правильно, в разгар войны, где у тебя просто нет выбора и шанса на медленный и кропотливый рост тебя как боевого мага. Если ты недостаточно хорош, ты просто не выживешь.
Суровая, но реальность.
Когда у тебя нет жены и детей, а прямой целью в жизни видится карьерный рост и познание нового, это время кажется настоящим благо.
Если закрыть глаза на смерти и хаос.
Но нынешним вечером не хотелось думать ни о чем и аврор растворился в толпе семейных пар, многочисленных детей, радующихся духу Рождества и сам тоже поддался очарованию этой сказки.
Сложно было удержаться от того, чтобы не прислушаться к ребенку, который живёт в каждом из нас и хоть на мгновение поверить в чудеса.
Да и потом с покупкой он справился достаточно быстро: сестре он отыскал совершенно изумительную мантию-хамелеон, которая меняла свой цвет в зависимости от настроения волшебницы, носящей её, а кузену милейшую миниатюрную копию дракончика, который сейчас сидел на плече у Подмора и так и норовил спалить шоколадный рожок у него в руке.
Попытки уже были, но аврор быстро на них реагировал, вовремя убирая мороженое в сторону.
— Хвосторогу тебе в зад! А… ты же и есть Хвосторога, — тихо прошипел, думая на обожжённые пальцы, а после с тоской взглянул на мантию, сплошь заляпанную остатками «горелого» мороженного.
Что ж… в бытовой магии он был не слишком-то силен, потому пришлось податься в ближайший дом, которым оказалась чайная мадам Паддифут, где как раз была просторная уборная в подвале.
С очисткой мантии он провозился долго, но стоило ему заслышать какие-то чересчур подозрительные звуки, переходящие в крики ужаса, как он тут же ринулся наверх, по пути витиевато изрыгая потоки ругательств.
То, что творилось сейчас на улице невозможно было описать словами.
Сущий кошмар, едва ли походивший на реальность.
К такому… его жизнь в аврорате не готовила. Более того до сего дня с оборотнями он ни разу не сталкивался.
Судьба миловала. Но не сегодня.
Он задержался всего на какие-то минуты, но… рождественская сказка уже стала самым настоящим кровавым хаосом. Люди бежали в панике, некоторых сковал ужас от увиденного и винить их Стерджис не мог, глядя на то, как огромный матерый оборотень разгрызает пополам ребёнка.
— Reducto! — чистейшая холодная ненависть и отвращение, но всё это не перекрывало собранности и понимая того, что необходимо действовать быстро.
В этот момент он как никогда осознал, что хотел бы овладеть непростительными, просто потому что… иного эти твари не заслуживали.
Раза с десятого он сумел вызвать патронуса, так как иных способов связаться со своими сейчас у него не было. Разумеется, Альбус наверняка уже был информирован о случившемся, к тому же максимально-быстро оказаться здесь мог именно он, но перестраховаться всё же стоило.
Огромный аспид, отпихнул хвостом чьим-то останки и внимал торопливой речи Подмора, после стремительно исчезнув в подступающей ночи.
— Sagitta, — стрела застряла где-то в грудной клетке очередного оборотня, хоть и не убила, но изрядно отвлекла и причинила боль. Жаль было арбалет, который остался дома, но неизменно всегда был при нём во время рабочих смен.
Но кто же мог предугадать такую мясорубку спокойным предпраздничным вечером?
В следующее мгновение он дернул мальчишку лет семи на себя, уводя его от оборотня, отвлекшегося на стрелу.
— Дуй в кафе, быстро, в подвал. Там будет безопасно, обещаю, — коротко отрывисто произнес, оценивая свои силы и то, что он мог сделать… немногое. Лишь постараться обезопасить максимальное количество магов, не способных выбраться отсюда или же постоять за себя.
О, Мерлин. Неужели я был настолько плохим мальчиком, что мне на Рождество был уготовлен такой подарок?

+

Находится возле чайной мадам Паддифут.
С собой только волшебная палочка, пакеты с покупками, да дракончик, пыхающий огнём.
*Reducto — Синяя вспышка. Взрывает цель, разрывая на мелкие кусочки, вплоть до пыли. При попадании в человека способно причинить серьезные повреждения (как если бы прямо рядом с телом разорвалась граната).
*Sagitta — Выпускает из палочки материальную стрелу, со скоростью выстрела из хорошего лука.

Отредактировано Sturgis Podmore (2020-07-17 21:13:30)

+17

3

Зачем люди заводят собак? Как можно испытывать хоть какое-то чувство привязанности к существу, интеллект которого близок к четырехлетке, а запах, такой плотный и столь неприятный, липнет и к рукам, и к одежде, оставляя “следы”, которые, казалось бы, остаются ощутимыми даже после хорошей чистки.
“Песики”, с которыми он прибыл в Хогсмид, особенные. Их выгодно отличает наличие развитого интеллекта, более-менее приличная одежда, да мягкая кожа, пахнущая чем-то острым и морским, по крайней мере у одного из парнишек, что находился в блаженной отключке в его руках.
Такой молодой, должно быть, обращенный недавно. Его, если судить по носу с горбинкой и ямочкам на щеках, сестра, выглядела не в пример старше. Чувство любопытство щекоткой пробежалось по загривку и вызвало смутное вяжущее чувство на языке, которое тут же захотелось запить, дабы не спросить чего лишнего. Интересно, их покусали в один день или сестренка укусила братца? И, если его догадка верна, старшенькая больше любит спать с краю или сбегать после заката тайком от родителей? А быть может, ей просто не повезло с бойфрендом… С таким, крупным, одаренным повышенной волосатостью и жгучим темпераментом.
Рудо едва слышно вздохнул и, достав из кармана брегет, бросил взгляд на стрелки часов, прикидывая что-то в уме. Будь на месте этих ребят его дети, он бы вряд ли спокойно пережил их ликантропию. Он бы рвал и метал… Поджигал мохнатые шкурки заживо, но сейчас… оборотни были им необходимы. Общество боялось волков, и было бы крайне глупо отворачиваться от этих проклятых телом людей, особенно, когда твою собственную душу с трудом можно охарактеризовать иначе.
Рудольфус накрывает голову капюшоном, пряча в его тени свое лицо. Кончик его палочки на секунду вспыхивает заклинанием, а потом еще раз.
- Ренервейт.
Язык так и чешется пожелать обоим “доброго утра”, но вместо этого маг растворяется в темноте, ускользая от чужих взглядов, не более, чем тень в скоплении иных теней.
***
Его дело наблюдать, никак не святиться. Сжимая в губах трубочку молочного коктейля, добытого путями неисповедимыми, Рудольфус с характерным звуком втягивает в себя вязкую сладковатую жидкость со вкусом крем-брюле, соленой карамели и шоколадного печенья. Это действо, пусть и ненадолго, заглушает тянущее чувство голода, которое только усиливается от наблюдений за “пиром”, к которому ты просто не можешь присоединится. Жаль. Как же жаль.
Дверь, ведущая в лавку мистера Оливандера, распахивается настежь, и тихий звон колокольчика сопровождает топот ног продавца, устремившегося, должно быть, на помощь семье, прохожим, невинным детям… Все это не важно.
Пальцами придержав ручку, Рудольфус заходит внутрь, запирая дверь за собой и вешая на стекло изящную табличку “Закрыто”.
- Ау?..
Лавка отвечает ему тишиной, а деревянные половицы скрипят под его осторожными шагами, когда мужчина устремляется на второй этаж. Этот дом имеет весьма удобный эркер, да и выход на крышу, который Рудо и облюбовывает, как наблюдательный пункт, глядя, как просыпаются и семенят ребятки из ДОМП.
Его взгляд перескакивает с одной макушки на другую, их действия - типичны и предсказуемы, только вот ему нужно обнаружить совершенно не это...
Маг продолжает наблюдать.

+

Ренервейт - чары, возвращающие околдованного человека в сознание.
С собой и на себе - артефакты, прописанные в анкете.

+19

4

Матёрый крупный волк вышел на окраину деревни. Втянул в себя носом зимний воздух, хранивший множество самых разных запахов – жарящегося мяса, кофе, свежей выпечки. Но все их перебивал запах живой человеческой плоти. Запах добычи.
Он шёл неторопливо. Тёмная шкура казалась почти чёрной в лунном свете. Ледяные голубые глаза отмечали малейшее движение…
Поначалу хищник двигался неторопливо. Слегка пригладив уши, он первое время скрывался в тени, ловя каждый звук и уже предвкушая вкус крови. Постепенно шерсть на холке становилась дыбом, слегка топорщась вдоль всего позвоночника до хвоста. Верхняя губа почти беззвучно приподнималась, обнажая белые клыки.
Волк вышел на освещённую улицу, игнорируя прохожих, приблизился к углу одного из невысоких каменных строений и демонстративно задрал заднюю лапу, давая понять сородичам, что это его территория. Почти лениво поскрёб мостовую когтями.
Зверь знал, что беспокоиться тут не о чем – жратвы хватит на всех. Вот оно – сочное мясо, призванное утолить голод оборотней. Много мяса…
Из оскаленной пасти стекла длинная тонкая струйка прозрачной слюны. Капнула на заснеженные камни, которыми была вымощена дорога…
    …Квинтус не знал, как попал сюда. Точнее говоря, не помнил.  Да и не пытался вспоминать. Это было неважно. Все абстрактные мысли, все рассуждения и все воспоминания, как всегда, смыло той безудержной страшной болью, которая сопровождала обращение в зверя. Впрочем, пару суток, что предшествовали Полнолунию, он ждал эту боль, он почти звал её, подчиняясь лунному свету и мечтая обрести первозданную сладкую свободу. Строго говоря, всё остальное время он верил, что по-настоящему живёт лишь этой ночью, стараясь быть волком и в человеческом обличии и живя по законам стаи…
   …Хищник не торопился. Он мог позволить себе это – пока что сдерживать голод, впитывая в себя человеческие крики и отмечая, как сородичи набрасываются на людей.
Пусть молодняк порезвится.
Матёрый волк не верил в то, что тут у него могут быть конкуренты. Что придётся бросаться кому-то на загривок, вгрызаться в уши и прижимать к земле до тех пор, пока противник не обмякнет, не прекратит борьбу, признавая поражение. К чему? Тут насытиться сможет каждый. А он возьмёт то, что хочет. Тот кусок, который покажется Квинтусу самым лакомым.
Постепенно его шаг становился всё шире. Верхняя губа приподнималась всё выше, а из груди вырывалось глухое хриплое рычание.
Взгляд – глаза хищника уже не казались холодными, они жарко блестели в предвкушении еды – остановился на кричащих от ужаса детях, что разбегались по заснеженной улице. Волк перешёл на бег – стремительный, неудержимый. А затем последовал длинный прыжок. Мощные когтистые лапы ударили одного ребёнка в грудь, опрокидывая на спину. Волк прекрасно знал, кого и как атаковать, замечал опасность издали. Взрослых волшебников – да и маглов тоже – он обычно кусал за правое плечо, разрывая мышцы и дробя кости, чтобы жертва не могла выхватить волшебную палочку или нож. С детьми можно не беспокоиться по данному поводу.
Пасть сомкнулась  на шее мальчишки – удар клыками, затем, не разжимая зубов, рывок. Брызги крови из порванной артерии били во все стороны.
Это состояние голодного, злого куража не сравнить ни с чем. Даже с попытками поиметь суку ближе к утру, когда луна уже начинает тускнеть в предчувствии нового дня.
Вкус тёплой крови пьянил посильнее, чем обычного человека пьянит виски.
Хищник оторвал кусок мяса, проглотил и рванул пальто, что было надето на мальчишку. Жрать тряпки он точно не был намерен. Хрипло кашлянул, вдохнув ворс от шарфа. И впился в плечо, раздирая кожу…
Мясо было нежным, тёплым и почти живым. Многие любят выедать потроха, но вот Квинтус всегда предпочитал грудинку. Так что теперь он рванул зубами, откусив очередной сочный кусок плоти – и почему люди не ходят голыми? – и вскинул голову, заметив, как в одного из сородичей угодила стрела.
Окровавленная морда вновь оскалилась, уши прижались почти вплотную к голове, а хвост нервно качнулся из стороны в сторону.
Впрочем, голод был ещё слишком сильным. Он заглушал все прочие чувства. Даже инстинкт самосохранения.  Волк провёл окровавленным языком по жертве, отхватил ещё мяса. И лишь затем, припав сначала к земле, зверь прыгнул снова. На человека пославшего недавно стрелу в сородича, стараясь ударить  передними лапами в правое плечо, а задними - в живот.

По факту

Возле чайной мадам Паддифут. Атака на Стерджиса Подмора лапами. Рот пока занят ужином.   

[nick]Quintus Warrington[/nick][status]Клык у горла, добычи стон. Ночь, луна и кровь...[/status][icon]https://a.radikal.ru/a17/2007/75/6ab541af1120.jpg[/icon]

Отредактировано Quintus Warrington (2020-07-19 00:25:13)

+18

5

Это было её последнее школьное Рождество. Анита ощущала его как вообще последнее. Не как конец жизни, а как конец сказки. Дальше жизнь будет. А Рождество будет случаться не с ней. Наверное, стоило с ним попрощаться как следует.
Начала готовиться Анита с утра. Как следует убрала весь дом, разумеется, не без магии. Но без магии тщательно все проверила, кажется, было безупречно.
Сходила на почту и отправила своим подарки, родителям и братьям - в Норвегию, дедушке в Уик. Маме в подарок положила открыточку: “У меня все очень хорошо, не волнуйся, люблю, целую”
Потом стала готовить праздничный ужин. Пока не пришла Трисс, это выходило так себе. Анита все время что-то забывала, отвлекалась, что-нибудь падало, просыпалось или разливалось. Если бы не девчонки, она бы вообще скорее всего плюнула бы и пошла купила бы еды в Трех Метлах, а сладостей - в Сладком Королевстве. Приготовление еды - работа хоть и нехитрая, но требует какого-то особого настроя, уловить который Аните все никак не удавалось. В её понимании, если ты голодный, то тебе все равно, что есть. Хорошо, допустим, зачем мазать мясо медом, она еще понимала, но зачем после этого посыпать еще и специями, ведь печеное мясо само по себе вкусное.
Ну, по крайней мере, об этом можно было потрындеть с девчонками, пока все готовится. А еще - о мальчиках, пока не пришли мальчики, о школе - но это не долго, сейчас о школе вообще не думалось, и сразу обо всем на свете.
Праздник удался… ну, по крайней мере, начал удаваться. Нарезанных салатиков, наготовленных сэндвичей, запеченого мяса, закупленного шоколада и сливочного пива вполне могло хватить на всю рождественскую ночь. Пить что-то крепче пива Аните самой не хотелось, но это были её личные тараканы-трезвенники. Тараканами с ребятами она не делилась, просто предупредила, что ближе к вечеру к ним наверняка заглянет кто-нибудь из её беспокойных родственников, а может быть даже оба. Так что все крепкое - уже после этого. Подарки для тетушки и самого клевого в мире дяди она приготовила заранее и уже положила под наряженную елку. Тут же лежали горочкой небольшие, но милые, подарки для друзей.
Окна кухни и гостиной, где они собрались, выходили на огород, засыпанный сейчас снегом и потому совершенно унылый. Но это пока. Потом, когда им надоест сидеть в четырех стенах, туда можно выйти поиграть, попускать фейрверки, покидаться снежками, в общем, побеситься. В последний раз, - снова так некстати подумалось Аните.
Шум с улицы они услышали не сразу, только когда в дверь забарабанили. Не по-праздничному, панически, громко. И еще - кричали. И потому, встревожившись, Анита вышла к двери с волшебной палочкой в руке. Приоткрыла дверь и увидела знакомого пожилого волшебника, он жил возле Чайной мадам Паддифут. Его лицо было искажено от ужаса, движения резкие, панические, и в его ногу что-то вцепилось. И вот это, вцепившееся в ногу, Анита даже толком не рассмотрела. Но оно точно, без сомнения, было угрозой. И улица поселка - вся была угрозой.
Заклинание сорвалось с губ немедленно, сразу, Анита не вспоминала и не выбирала его.
- Eximate bestia! - отталкивая угрозу прочь. Подставила плечо старику, едва ли не упавшему на неё, захлопнула двери, задвинула засов. Оглянулась на ребят, что бросили игру и высыпали в прихожую. Что делать? Кто подскажет? Она вдруг остро пожалела, что дядя Роберт не пришел к ним минут десять назад - как было бы здорово. Он всегда точно знает, что делать.
-Окна в спальнях слева и справа. И еще наверху два окна. Я не знаю, что там на улице.
-Оборотни… - пробормотал старик. - Там оборотни.
Анита глянула на его ногу. Мантия была разодрана и в крови, ран не видно, но оборотни - это не тот случай, когда надо играть в доктора. Это тот, когда надо в Мунго, прямо сейчас.
Снова посмотрела на друзей. Страшно оставлять одних. Еще страшнее, если их внезапный гость умрет тут без помощи.
- В кладовке две метлы, моя и Эвана. Выйти можно через заднюю дверь. Я до Мунго и обратно. Используйте все, что нужно.
Прикинула расстояние до Мунго - далеко, не вытянет, тем более двоих. А порт-ключ где-то в сумке, пока еще ребята найдут… Анита представила себе холл филиала Мунго в Шотландии - это было гораздо ближе. И, к тому же, там она бывала чаще, чем в лондонском Мунго.
Она  сосредоточилась, собралась с мыслями. Двое, их двое! Давай, как на тренировке...
- Apparate!

заклинания

Eximate (лат. eximo — «удалять, устранять, лишать»)
Отбрасывает объект от заклинающего, действует как на предметы, так и на живых существ. Необходимо назвать на латыни то, что нужно отбросить, и указать на объект палочкой. 
Apparate
Заклятье, позволяющее магу мгновенно перемещаться в пространстве.

Дом МакГонагаллов напротив лавки Зонко

+15

6

[icon]http://forumuploads.ru/uploads/001a/c7/fc/4/726270.jpg[/icon][status]ням-ням и тык-тык[/status][nick]Новичок[/nick]

Боль затмевает все внешние раздражители, ломая кости и взрезая кожу деформированными краями суставов - все перестаёт существовать, консолидировавшись в крошечный красный пульсар где-то у темени, бьющий отбойным молотком в такт с мощным, теперь уже звериным сердцем. Я никогда не испытывал ничего подобного, и теперь жалею о том, что не сдох сразу, едва заражённая кровь оборотня попала в организм. Ломка заканчивается вместе с собственным криком, оставив только сильные удары тяжелого сердца, а фокус вдруг отражается красным, будто в глаза плеснули свежей, ещё тёплой крови. Прыжок - легкость, движение - сила, полная Луна зажигается в небе и из уже волчьих лёгких вырывается полноценный вой. С ним уходят остатки моего человеческого сознания и сознательности. Новая жизнь обретает четкость в багряных тонах зимней деревни, и отсюда, с крыши захудалого домишки, просматривается как на ладони: вот они, бросились врассыпную как отара овец при первой опасности - сочные, вкусные, живые и смердящие брезгливым страхом. Удивительные перемены, о которых я непременно подумаю после. Легко было рассуждать о жизни, сидя жопой в мягком кресле Департамента Тварей и хлюпая носом о нелегком будущем больного ликантропией. Совершенно иными красками начинает играть перспектива, когда тонкий нюх улавливает сладкий и такой манящий аромат бьющихся под тонкой кожей сосудов. Косматой тенью перелетаю с одной крыши на другую, что пониже, в один прыжок преодолев расстояние в несколько футов. Инстинкт самосохранения в первое обращение бывает притуплен - об этом что-то говорила чванная девица из Бюро регистрации. Что она может знать, министерская шлюха, ничего тяжелее палочки в руках не державшая?! Это все в прошлом: жалость в ее больших глазах, подписи и регистрационные бумажки, расписание с приемом и дозами зелья.. Псу под хвост. Пускай оставят себе эти жалкие подачки да лживое сочувствие, здесь и сейчас у меня есть то, что эти морды протокольные отнять не смогут никогда: свобода. Замес начинается нешуточный - первое заклинание вспышкой пролетает по периметру, позабавив хлестким звуком - то ли ещё будет! Разминаю конечности - откуда только взялось это поразительное равновесие? В жизни не стоял на двух ногах так прочно и надежно, как сейчас на четырёх лапах. Мне бы осмотреться да приноровиться, чтобы тело не заносило и.. Стоп. Меня почти физически разворачивает налево - теперь прямо по курсу дивная, обхватившая себя руками волшебница. То ли испуганная, то ли потерявшаяся, то ли оба варианта сразу. Принюхиваюсь - скорее, все же, испуганная. Волчий оскал убого передаёт спектр эмоций, но она может поверить наслово - я сейчас улыбаюсь. Вся деревня полна таких же очаровательных лакомств, как она, вот только эта - моя. Она словно пропитана страхом, хоть и взрослая особь. Все решено, так отчего же я медлю? Куда она денется в этом глухом тупике из кирпичной кладки и ровных каменных стен того самого магазинчика детских одёжек, у которого я ее и застал?
Нет необходимости изводить жертву: есть возможность - бери. С едой не играют. Да и совесть, вроде как, чище, если убиваешь быстро. Наверное. Кто ж знает, когда в первый раз и весьма неумело пробиваешь грудину так, что хруст костей и хрящей слышен особенно громко. Алая пена ещё пузырится, когда она с хриплым хлюпаньем закрывает рот, так и не успев закричать. Не помогло бы. С мгновения, когда первая кровь попадает на язык, я не помню ничего - останавливаюсь лишь когда чужой пульс слабой ниткой бьется у самого уха. Что за чудеса? Выныриваю из вспоротого брюха бывшей женщины, щеря морду в отвратительной даже для оборотня догадке, тут же находящей подтверждение.
Твою мать. С детёнышем.

Локация

Неспешно обедаю между магазином «Праздничная одежда для магов» и соседним домом.

+17

7

Локация: на улице рядом с Зонко и домом МакГонагаллов.

Альма не помнила, как вместо узкого проулка Лютного, куда она аппарировала еще днем, продать знакомому скупщику выращенные в теплице травы, оказалась в сумерках на задворках какой-то деревни, но сейчас это не было важно. Уже не было. Луна поднялась в небе и взывала к волчице внутри, призывала свою гончую Дикой Охоты, перемалывая кости, разрывая мышцы, сдирая кожу, и чувствуя, как рвется изнутри истосковавшийся по настоящей свободе вне исцарапанных стен погреба зверь, ведьма скинула на снег потрепанную мантию и с воем упала на колени, не отрывая взгляда от полной луны. Она уже так давно не смотрела в такие ночи в небо, не позволяла себе под ним остаться после заката...
Эту боль можно было сравнить с родами, только на свет рождалось не дитя, а чудовище, прогрызающее себе путь через чрево матери и сбрасывающее ее тело, как пустую оболочку куколки. Мир утонул в красной пелене под веками и родился из боли новым, другим, расцвеченным запахами и звуками, освещенным сиянием лунного света, чистым от страхов и сомнений. Седая волчица выбралась из человеческой одежды, отряхнулась и завыла снова, чуя сородичей поблизости. Не свою стаю, с которой они давно не охотились, так давно, что даже запахи их начали стираться из памяти, других, незнакомых, и вой этот был и кличем к общей охоте, и заявлением, что охоту поведет она, старшая. Откликнулись многие, охота будет общей, но подошли приветствовать пятеро, молодая самка едва вышедшая из щенячьего возраста и четверо самцов постарше, сильные, крепкие. Голодные. Голод грыз изнутри, сворачивая внутренности узлом, а ветер доносил от домов и огней запахи добычи. Сладкой, желанной, манящей... Короткий сигнал к атаке, и стая рассыпалась по проулкам, чтобы надежнее загнать такую медленную и неуклюжую двуногую дичь: трое не скрываясь рванули по освещенной улице, двое скользнули в тенях за домами быстрее, выскочить наперерез слабым и отстающим от стада, Альма прыгает первой, сбивая с ног молодого самца, защищающего свою самку, и разрывает ему горло, как того требует Голод. Хлопок - и самка исчезает прямо перед носом одного из волков, только впустую щелкают клыки, но это ничего, добычи еще много, они насытятся, мяса и крови хватит сегодня на всех. И взвывшему от досады промаха черному, и троим ворвавшимся  за еще одной жертвой в дом, и даже молодой, неумело вцепившейся в ногу старого двуногого и отброшенной от добычи яркой вспышкой. Альма отрывается от ужина, поводит ушами, ловя звуки Большой Охоты, и снова воет, созывая свою пятерку.

[icon]http://forumuploads.ru/uploads/001a/c7/fc/6/900425.png[/icon][nick]Седая[/nick]

+17

8

Тоска преследовала девушку с самого начала года. Что-то менялось и эти перемены пугали. Да, Беатрис боялась, как и любой нормальный человек. Она еще лето сказала, что на это Рождество домой не вернется. Ей нужно было провести последние Рождество школьной жизни именно тут. В стенах замка, что с тал для Шафик родным домом.
Все нормальные люди хотят побыстрее окончить школу, порой ей казалось, что это слово к ней не относится. Дни летели как сумасшедшие и хаффлпаффка молила Магию, чтобы время летело хоть чуточку медленней. входить в Новый год нужно оставляя все позади, а вот ей оставлять все позади не хотелось. Поэтому Шафик была рада, когда Анита пригласила ребят к себе. Обычно Трис прыгала от нетерпения, ожидая зимних каникул, чтобы подарить ребятам подарки, посидеть за праздничным столом и просто подурачиться. Сейчас ее почему-то потряхивало. Шафик старалась следовать примеру Сириуса и просто не задумываться о том, что будет дальше. Он как-то говорил, что если думать, так можно всю жизнь пропустить. Данте и Вергилий говорили ей также, чем очень удивляли. Особенно Верг, всегда такой собранный, серьезный, казалось, что родился в строгом костюме и с самого начала был ее гениальным старшим братом.
Пока девушка утром гуляла по Хогсмиту, радуясь ярмарке и заряжаясь праздничным настроением, которым потом поделится с Анитой и ребятами, невольно вспомнился разговор в августе, перед школой. Как он сказал: "Мы живем один раз. Не нужно упускать возможности радоваться настоящему из-за страха перед будущим"
Поэтому Беатрис старалась не думать о том, что этот год в школе для них - последний. В конце концов, они всегда могут видеться. Она предлагала Блэку погулять в Хогсмите, но тот отказался, сославшись на какие-то дела и Ремусом и остался в замке. Девушке его не хватало. Рядом с ним она прекращала думать о плохом и просто наслаждалась мгновением.
Ярмарка была яркой, веселой и все переживания отходили на второй план. Лучшее средство от тоский - деятельность. Поэтому к Аните Трис пришла пораньше. Как оказалось - не зря и была рада помощь подруге приготовить вкусностей для вечеринки. Подарки для ребят, что присутствовали она положила, как и полагается, под елку. За разговорами и разными шалостями Шафик совсем забыла о своих переживаниях, просто наслаждаясь моментом. Единственное, что ее огорчало - Сириуса и остальных не было рядом. Впрочем, она сможет повеселиться с ними в замке. Вытащит завтра Блэка на улицу и поваляет от души в снегу, как они часто делали в детстве и на первых курсах. воспоминания о том, как она одна выступила в войне снежками сразу с четырьмя парнями вызывали смех, а как потом к ним присоединились Мэри, Лили и Марлен... Получилось эдакое противостояние девочек против мальчиков. Что самое классное - девочки таки одержали верх!
Радость и веселье улетучились в мгновение ока. Весь день ее не покидало предчувствие беды, которое трис гнала от себя всеми силами не желая портить праздник ни себе, ни другим. Беда пришла откуда не ждали. Стук в дверь заставил всех затихнуть и они услышали наконец-то на улице крики. Вот только они уже были не радостными и счастливыми. Они были полны ужаса и отчаяния.
Девушка сразу поспешила за хозяйкой дома, вытаскивая свою палочку и представшая картина повергла ее в шок. По телу пробежала дрожь. Оборотни? Как они оказались у Хогсмита? Думать об этом не было времени. Кто-то рванул к выходу собираясь помощь пострадавшим и Шафик мотнула головой быстро обернувшись к оставшимся ребятам:
- Кто-то один должен отправиться к замку и рассказать о случившемся Дамблдору! Кто неплохой боец - ведите всех кого можете сюда! Но главное - будьте сами осторожны! Если вас сожрут вы уже никому не поможете! Постараемся устроить тут безопасное место. Кто может сделать порталы и аппатировать - будете транспортировать пострадавших в Мунго. Давайте, часть в одну сторону, часть в другу.  Кто-то со мнйо на второй этаж и в подвал. Закрыть все ставни и запасные двери, подвал тоже проверьте. Можно еще и шкафами, креслами забаррикодировать. Девочки ищите все, что может пригодиться. Простыни,одежду, зелья, мази. Постарайтесь найти все, из чего можно сделать мягкие места для раненых и перевязочный материал. Что угодно! Все емкости куда можно поместить воду тащите. - она говорила громко, четко, но при этом спокойно. Не время было поддаваться страху и панике, они должны действовать. Сама она не просто стояла и раздавала указания, Шафик побежала на второй этаж закрывая там все ставни на  окнах. Алый от крови снег и раздираемые на части люди заставляли ее всю дрожать, но девушка не позволяла панике накрыть себя. Не время. не сейчас. Она позже выместит всь страх и отчаяние. Сейчас нужно было взять себя в руки и сделать, что может.
Закончив со ставнями она точно также залезла в шкафы и перетаскивала постельное белье, зелья, пуховики и шубы на первый этаж в одну из спален, что было решено сделать медпунктом. Затем  пошла рутина и беготня. Принимали пострадавших, обрабатывали и промывать их раны остараясь остановить кровотечение. Успокаивали найденный и приведенных деток. Передавали их ребятами, что возвращались из Мунго, чтобы забрать новую партию раненых. Каждый был в определенной роли и выполнял то, что мог. Никакой суеты и паники. Ребята просто не могли ее себе позволить. Не сейчас, когда тут были те, кому нужна была помощь. Никто старался не обсуждать, что произошло, а если кто-то хотел - его прерывали и отправляли что-либо делать. Сейчас не было времени на болтовню и теории о том, откуда тут взялись оборотни.

Инвентарь

Волшебная палочка, магический перстень, ну и подарки, подготовленные для ребят...

+16

9

Около "Сладкого Королевства"
Рождество всегда было любимым праздником Лии. Ещё с тех пор, как папа садил Лею себе на шею, чтобы девочка повесила игрушки на верхние ветки ёлки, а старшая из близнецов самозабвенно расставляли тарелки на столе, красива складывала салфетки или украшала пирог.  И сколько бы ей ни было лет она не могла сдержать этого детского предвкушения веселья, восторга от мерцающих гирлянд, нарядно украшенных улиц, потрясающих платьев и подарков в шуршащей бумаге. Это было совершено удивительное волшебство, которое не сможет сотворить ни одна палочка - его можно только почувствовать, пропустить сквозь себя и передать другому. Вот и сегодня, Рихтер собиралась это сделать - раздать капельку магии всем дорогим людям.
Светлые локоны она предусмотрительно завила, макияж сделала чуть ярче, чем обычно, а платье уже с утра было отглажено, так что сейчас молния лишь легко сошлась на талии, позволяя Лии подмигнуть своему отражению в зеркале в коридоре. Сестра должна была вернуться часа через полтора, а за это время можно было сходить к мистеру Флюму, он приглашал ее вечером посидеть за чаем и обсудить график работы на рождественских праздниках. Если честно, это было любимое время в "Сладком Королевстве", когда можно было делать причудливые конфеты, а малыши и студенты Хогвартса ходили буквально толпами. Было так приятно их радовать, рассказывать о новых вкусах. Рихтер бы все смены себе взяла, если бы не было желания ещё и пару дней с сестрой и отцом провести, сходить на каток, в парк, просто посидеть всем вместе, не думая о работе.
Зашнуровав зимние ботинки, блондинка легко подхватила одной рукой коробку с согревающими чарами, в которой лежал ещё горячий черничный пирог - мистер Флюм его обожал. Тихонько спустившись по лестнице, чтобы не разбудить уже спящую пожилую хозяйку, любезно сдававшую им дом, Лия выскользнула на улицу, с наслаждением вдыхая морозный воздух, который словно искрился от блестящего в свете фонарей и гирлянд снега. Ей пройти-то надо было всего пару домов, и она уже даже спустилась с крыльца, осторожно обходя гуляющую пару, когда сзади послышались крики и топот.
И нет, это был не праздничный салют. Рихтер успела только голову повернуть, когда коробка с пирогом выпала из рук от увиденного. Огромная зубастая тварь, похожая на волка отнюдь не выглядела дружелюбной, особенно, с учётом, что вцепилась в горло молодому мужчине, успевшему чудом оттолкнуть свою спутницу. Если честно, до этого момента Лия не понимала фигуру речи "кровь в жилах стынет", но вот сейчас явственно ощутила, как по собственным венам разливается мертвецкий холод от вида алой лужи, растекающейся по плитке, звуков криков и осознания того, что надо бежать, а они стоят, как идиоты...
И, наверное, правильно было бы попытаться спасти мужчину, кинуть что-нибудь в оборотня или даже просто аппарировать к черту, но мозг, напуганный, не умеющий ориентироваться в стрессовых ситуациях и уж тем более драться, выдал только одну реакцию - звать сестру. Это было чем-то незыблемым и вечным, когда Лия кричала, а Леа вытаскивала ее. Только сейчас рука с палочкой раньше, чем пришло осознание, взметнулась вверх.
- Periculum album! - две белые вспышки легко унеслись в небо, потому что нельзя забыть заклинание, которое близнец буквально выгравировала ей на подкорке мозга.
И не было времени думать, что, наверняка, охотников уже вызвал кто-нибудь ещё или даже с поста ДОМП. Нет, было вообще не до этого - хотелось только увидеть Лею и бежать. При чем бежать быстро, когда внезапно взгляд голубых глаз столкнулся с яркой радужкой волчьих глаз... Действительно, не так ведь много времени надо, чтобы убить человека... И сердце, кажется, предательски пропустили удар, понимая, что ноги-то у них не особо быстро бегают, а расстояние слишком маленькое даже для попытки добежать до ближайшей двери, хотя вряд ли им откроют...

заклинание

*Periculum
Вызывает сноп цветных искр из палочки. Цвет искр зависит от намерения мага. Используется как сигнальное заклятье для экстренного вызова (две зеленых вспышки — вызов аврората, две красных — группы быстрого реагирования СБНИМ, две синих — следственной группы СБНИМ, две белых — группы охотников на опасных магических тварей, две желтых — бригады экстренной колдомедицинской помощи), в таком случае латинское название цвета нужно включить в формулу заклинания.
Album - белое в переводе с латинского.

Отредактировано Lia Richter (2020-07-31 14:44:31)

+15

10

При себе: ВП, метла Нимбус, порт-ключ в дом Ройсов, браслет работающий как детектор опасности.

Из отчего (вернее сказать - дедушкиного) дома в этот вечер Эмма натурально бежала. Расплата за прогулы семейных ужинов вышла жестокой: бабушка сначала велела девушке приготовить печенья на роту солдат, которая в просторечии именовалась "соседями", а после этого заняться праздничными угощениями непосредственно для рождественского ужина. На самом деле Эмма предпочла бы печь рождественские кексы и попутно приговаривать выделенный для их пропитки темный ром, но время кексов уже прошло и даже пудинг варить ей бабушка не доверила. Вот же несправедливость. А потому, выскальзывая поздним вечером из дома, Эмма надеялась не только подышать свежим воздухом, который был ей жизненно необходим после почти 16 часов проведенных в кухне, но и и прошвырнуться до паба Эшвардов и пользуясь знакомством вытребовать себе что-нибудь без очереди. В конце концов за свое счастье нужно бороться. Особенно если это счастье - бокал огневиски в канун рождественских праздников.
Народу на улицах было множество. Лавки и магазины приветливо сияли огонькам и магическими зазывалась. Окна и двери были шедро украшены еловыми ветками и остролистом, а над порогом каждого магазинчика весела охапка омелы, чем активно пользовалась молодежь, увлекая под нее своих спутников (и просто случайных прохожих) для поцелуя. Она долго смеялась, видя как совсем молодой долговязый мальчишка уволок под омелу почтенную даму в лиловой мантии и расцеловал ее в обе щеки с криком "Счастливого рождества!" Дама причитала и отбивалась, но румянец на щеках выдавал ее с головой. Должно быть лет 30 назад, она точно так же проводила рождественские каникулы.
Она брела по улицам, сделав изрядный круг и останавливаясь поболтать с теми или иными знакомыми, или заглянуть в лавку, где задорно танцевали пряничные человечки. Обменяться впечатлениями и просто стрельнуть глазками симпатичному продавцу. Пьянящее веселье заставило потерять бдительность: левой руке стало жарко и Эмма задрала рукав своей зимней мантии, обнажая отцовский подарок. В темных аметистах весело сверкнули огоньки, а до девушки, наконец-то стало доходить происходящее. Раздался чужой вопль и Фарли показалось, что  человек не может так кричать. В ту же минуту руку опалило настоящим жаром. Внутри все похолодело, когда вопль затих, но уже через мгновение крики раздались с другой стороны улицы. Еще секунда и пред глазами присутствующих мелькнула огромная тень, которая повалила молодого мужчину с рыком.
Эмма прежде не встречала оборотней, но происходящее было сложно перепутать с чем-либо еще. Рывок и она уже держит за шиворот мантий двух вжавшихся в стенку от ужаса подростков. Порт-ключ активировался и спустя еще секунду все они кубарем полетели на шкаф в прихожей Ройсов. Слышен звон.  Что-то разбилось. Кажется это было зеркало.
- Бааааааааааа! - с нечеловеческим воплем Эмма поднялась на ноги одним рывком, даже не пытаясь узнать о состоянии детей. Осколки не зубы. Наверняка выживут. - На Хогсмид напали! Закройте двери и окна, вызовите авроров! Аццио, метла!
На втором этаже раздался грохот и едва не снеся собой двери из комнаты Эммы, в прихожей показался родимый Нимбус, которому не нашлось места в новой квартирке Эммы. К тому моменту когда почтенная чета Ройсов оказалась в прихожей, девушка, не взирая на их крики, уже вылетела в окно второго этажа.
Путь до перекрестка где все началось занял несколько мгновений. Хогсмид сверкал, но теперь это были не только рождественские гирлянды, но и вспышки заклинаний тех, кто пытался спастись. Эмма боролась с желанием заткнуть уши, что бы не слышать этих криков и стонов. Но нет, это не поможет тем, кто не смог выбраться.
Посадка на крышу вышла стремительной. Черепица кровли оказалась несовместима с обувью на каблуках и Эмме стоило сил удержать равновесие, не уронив при этом ни метлу, ни палочку. Под ногами во всю разворачивалась бойня.
- Invertum Statim! - Громко и четко. Эмма подалась вперед, посылая опрокидывающее заклинание в одну из тварей - Беги!

Кратко

Застигнута песцом на перекрестке Хай-стрит и переулка (ведущего к чайной). Через порт-ключ переношусь в дом Ройсов, прихватив с собой двух оказавшихся рядом подростков. Оттуда на метле возвращаюсь на Хай-стрит и приземляюсь на крышу Сладкого королевства. Атакую оборотня, который преследует Лию. У нее свидание с Квином, а этот песец без очереди влез.

Заклятия

*Invertum Statim (лат. inverto — «опрокидывать, переворачивать», status — «положение»)
Опрокидывает предмет, живое существо собьет с ног.

Отредактировано Emma Farley (2020-08-03 14:16:26)

+13

11

С самого утра Сивилла была сама не своя. Не покидало назойливое ощущение сюрреалистичности происходящего. Их поход в Хогсмид едва не погорел из-за ее полетов в собственных мыслях и Сив приказала себе не отвлекаться. И без того приложила столько усилий, чтобы они смогли погулять на этой ярмарке втроем, поэтому она собиралась оторваться вдоволь.
Однако праздничное настроение все не приходило, Сивилла то и дело оглядывалась по сторонам и задумчиво хмурилась. Когда они решали ехать домой на праздники или нет, Сив настаивала на том, чтобы остаться в школе. Сейчас она думала аналогичным образом, вглядываясь в пестрые вывески, от души веселящихся людей, поедающих сладости, бросающихся в прохожих снежками ребят, с лиц которых не сходили шкодливые, довольные улыбки.
Улыбка же Сив почти приклеилась к ее лицу, потому что в какой-то момент беспокойство Регулуса и Сэма стало утомлять. Она ведь не могла объяснить им в чем дело. Ей просто было тревожно. но такой ответ вряд ли бы их устроил, поэтому она лишь отмахивалась да давала максимально уклончивые ответы.
Сивилла вздохнула с еле заметным облегчением, когда они решили разойтись (чтобы купить подарки, как ей показалось, но никто не предположил этого вслух). Ей требовалось несколько минут, просто чтобы перевести дыхание и унять пульсирующую головную боль. Людей на заснеженной улице так много, что она решает не ютиться в толпе и зайти в Зонко. Все же ей хотелось подобрать друзьям что-то полезное, забавное и интересное. Что-то волшебное. Учитывая, что она уже давно купила им подарки и даже завернула в оберточную бумагу. Это были ее первые подарки друзьям в жизни, поэтому из-за волнения она купила их еще месяц назад и переживала о том, понравятся ли они им. Что же, скоро узнает.
В лавке людей было не так много, пара посетителей с детьми, что хватали любую вещь, показавшуюся им интересной, да продавец с вежливой улыбкой терпящий это безобразие. Все же посвободнее, чем на улице. Сивилла как раз разглядывала волшебные хлопушки, когда что-то заставило ее настороженно обернуться. Она смотрела на прикрытое шторами окно, за которым сияли уличные огни, и почувствовала, как сердце ускорило свой бег. Словно в ожидании чего-то. Сив, прищурилась, поджав губы и отошла в сторону, когда одному из посетителей лавки нужно было подойти к витрине, которую она загораживала. Сивилла прошла чуть дальше, в глубь лавки, ощущая, как разгуделась голова. Но не успела отойти далеко ведь...
Приоткрытое окно возле которого она недавно стояла, разлетелось вдребезги, когда через него в Зонко ворвался... оборотень.
Сив порезало осколками, но она отметила это машинально, потому что в горле застрял надсадный крик. Существо набросилось на ближайшего к ней бедного посетителя, вгрызаясь в горло, в то время как она совершенно не могла пошевелиться, оглушенная произошедшим и криками людей, хватающих за руки своих детей в надежде убежать отсюда как можно скорее.
Сивилла даже забыла про палочку в кармане, оцепенение не позволило ей вспомнить о ней. Не могла издать даже испуганного крика или убежать и спрятаться, ведь ноги приросли к полу, в то время как оборотень уже набросился на другую жертву. Все происходило так быстро, что она не успела осмыслить происходящее. Но отшатнулась в сторону чисто инстинктивно, падая на колени прямо в разбитое стекло, когда оборотень, закончив с очередным волшебником, едва не снес собой витрину, прыгая в ее сторону.
Сивилла прикрыла голову руками, откровенно не готовая к тому, чтобы расстаться с жизнью, когда почти над ее головой пронеслось разрушительное:
- Reducto! - и зверя снесло в сторону чистой силой. Следом раздалось еще несколько мощных заклинаний, которые она не разобрала, наконец-то, закричав в голос. От неожиданности, страха, ужаса и бог знает чего еще. Пришла в себя только после того, как ее с силой встряхнули несколько раз за плечи.
- Живая? - перед ее глазами было серьезное суровое лицо мужчины с прорезавшимся на нем непритворным беспокойством. Она едва сфокусировала взгляд на спасшем ее человеке, который пытался поднять ее на ноги, но те ощущались так, будто она несколько часов не могла снять с себя Tarantallegra. Когда ему это все же удалось, он тут же направился в сторону других оставшихся живых. Оборотня она, мельком оглядев разнесенную лавку, не увидела. Тугую пружину на сердце это не расслабило, все ее тело было напряжено до предела, даже пальцы не слушались. Чудом оставшиеся в живых дети рыдали в голос, пока оставшиеся в живых взрослые пытались успокоить их и вывести в безопасное место. Это заняло не больше минуты, но из-за того, что Сивилла не до конца пришла в себя, казалось, дольше.
На улице творился хаос. Они высыпали из лавки небольшой группой, кто-то успел аппарировать с ребенком, кто-то собирался помочь раненому мужчине добраться до дома, а оттуда в Мунго. Сив едва ли обратила на это внимание, рассеяно разглядывая творящийся на глазах кошмар. Люди бежали, на них набрасывались оборотни, сваливая на окровавленный снег и разрывая тут же. Глубоко внутри поселился панический страх. Вдруг где-то среди этих бедных людей лежат ее близкие друзья.

Локация и что при себе

Возле лавки Зонко с волшебной палочкой в руке

Отредактировано Sybill Trelawney (2020-08-06 11:46:21)

+13

12

Сегодня Регулус чувствовал себя необычайно воодушевленным. Он с Сэмом и Сив договорились вместе сходить в Хогсмид в честь Рождества. От предвкушения  даже шумиха в школе не раздражала. Казалось, Рождество влияет удивительным образом на всех в школе. Каждый ученик, которого он встречал на своем пути, выглядел счастливым. Рег заранее предупредил родителей, что проведет праздник в школе, а после отправится портключом домой. Он чувствовал себя странно, от того что впервые будет справлять не в кругу семьи, но это было так захватывающе. Члены семьи, хотели они того или нет, но праздновали вместе и дарили друг другу подарки. Но друзья, это люди которые определено, на сто процентов, сами решили праздновать с ним. Регулус чувствовал себя таким счастливым от понимания этого факта.
Первым делом они сходили и купили вкусняшек, где Сэм пытался впихнуть в них берти боттс. В конечном итоге именно ему попалась конфета с самым отвратительным вкусом, от которой он потом еще долго отплевывался. Сив пыталась его подбодрить, а Рег откровенно над ним смеялся и подшучивал. Как он считал, сам виноват.
Регулус сморщил нос от упавшей на него снежинки и зашел в магазин головных уборов. Погуляв компанией какое-то время, они решили разойтись, очевидно, чтобы подготовить друг другу подарки. Самым легким казался подарок для Сэма, купить ему шапку, которыми он так любит прикрывать волосы. Те вечно не хотели укладываться и бесили его. Барти он думал поискать потом какую-нибудь полезную книгу или набор для зельеварения, а Сив… Сив он не знал, что подарить, но надеялся, что пройдясь по магазинам он найдет, что нужно. Она любит безделушки, но дарить что-то такое дешевое и бесполезное в такой важный праздник казалось кощунственным.
Рег уже приглядел одну неплохую шапку, когда услышал крики за окном. Единственное, что было видно это убегающие люди и чьи-то смазанные тени. Он представлял многое и что, что-то пошло не так, он предположил, что возможно что-то взорвалось или загорелось. Но чего он не ожидал, скоро выбегая из магазина, так это увидеть бойню. Не сразу заметив, что прихватил с собой шапку, Регулус нервным движением засунул ее в карман, подумав, что деньги он обязательно занесет позже. Если будет кому заносить…
Витрины магазинов разбиты, двери выбиты, уши закладывает от криков, кровь стекает по асфальту. Отняв одну руку от двери Рег заметил, что она вся красная. Мимо него все еще проносились люди, сбивая друг друга. Регулус резко глубоко вдохнул воздух, тут же пожалев об этом. Затошнило еще сильнее. Волнение за друзей и брата буквально мешало дышать. Сначала Регулус оглушенный этим озарение даже растерялся и на секунду остановился как вкопанный. А после мысли начали проноситься в голове с бешеной скоростью. Первой мыслью было пойти найти брата, потому что, если в благоразумии друзей он не сомневался, то Сириус вызывал здравые опасения. Тот был достаточно импульсивен, чтобы влезть в драку. Второй и последней мыслью  было, что если Сириус сможет защититься, то Сив вот навряд ли. Судорожно начав вспоминать, куда она пошла, Рег бросился вперед. Хоть бы с ними ничего не произошло.
Рег старался мыслить максимально спокойно и рационально, но у него не получалось. Он часто представлял бои, но не так. Он никогда не думал, что ему придется драться с волками. Оборотни слишком кровавые, неуправляемые и непредсказуемые. На каждом шагу ему встречались трупы. От вида разорванных, распотрошенных тел тошнило. В спешке он даже чуть не наступил в одно.
С каждой секундой страх увидеть в этих безликих трупах кого-то из близких все усиливался. В нос забивался металлический запах крови, мешая дышать. Рег откровенно радовался, что ему пока не попался никто из оборотней. Он был совсем не уверен, что сможет справиться хоть с одним.
Кровь на руке казалось обжигала, Регулус чувствовал, как хлюпают под ногами кровь и органы. Он будто не мог дышать, сколько бы не старался. Ощущение, что он весь вывалялся в чьих-то потрохах.

Артефакты и локация

При себе палочка и перстень портключ в особняк. Находится в магазине "Головные уборы МакХэвелока"

Отредактировано Regulus Black (2020-08-09 19:37:22)

+14

13

Рождество - время чудес и волшебства. Сладкий запах мандарин, корицы и имбирного печенья, витавший в воздухе, будто напоминая о себе. Разве смел бы кто-то позабыть о подарках, которые, несомненно, скрасят даже самый странный день. О волшебной атмосфере, что отображалась в каждом предмете. О праздничных угощениях и внимании, что было далеко не маловажно. Горстка внимания и заботы. Разве нужно еще что-то?
Как оказалось, да.
Сегодня был особый день для супругов Росс. Один из тех редких вечеров, когда их выходные совпали. Несколько дней кряду, если быть точнее. Время, когда можно было вместе заняться подготовкой к празднику, с головой окунуться в предпраздничную, надо признать, приятную суету. И обязательно прогуляться по широкой улице Хогсмида, чтобы проникнуться атмосферой на ярмарке, что проходила раз в год ровно в одно и то же время. Но каждый раз был особенным. Пройтись, понаблюдать за снующими туда-сюда волшебниками, услышать легкий смех, и просто отдохнуть, наслаждаясь ароматом свежей выпечки и спокойной беседой.       
Но что-то все равно было не так. Это напоминало не плохое самочувствие, но что-то близкое к тому. Роуэн ощущала нечто странное, некое предчувствие, которое не сулило ничего хорошего. Такого не может быть - не в Рождество! 
Всякий раз одна лишь мысль о грядущем празднике в компании любимого человека вызывала у миссис Росс букет ярких эмоций, проявлявшийся широкой улыбкой на женском лице. И желанием на подольше запечатлеть этот момент в подкорке памяти, не поддаваясь каким-то мимолетным чувствам. И лучше всего отвлечься за чашкой ароматного чая в руках.
Путь к чайной мадам Паддифут был близким, но Роуэн с Гарольдом никуда не торопились. Удерживая мужа под локоть, Росс успешно делилась лишь теми планами, которые касались их пока еще маленькой, но счастливой семьи - о работе в это время не шло и речи.
В момент, когда толпа начала какое-то странное движение, улыбка на лице женщины резко, будто по мановению волшебной палочки, погасла. Радостные голоса на окраине улицы в один момент стали воплями.
- Что происходит? - на одном дыхании спрашивает волшебница, обращаясь, скорее, в пустоту, пытаясь рассмотреть что-то за спинами окружающих волшебников. Ничего.
- Я посмотрю, - Гарольд, только сделал шаг вперед, как женщина остановила его.
- Не надо, пойдем домой.     
Росс не успел кивнуть, как крики оглушили их, а толпа ринулась в разные стороны, отчего волшебница потеряла ладонь мужа.
- Гарольд, - крикнула она, едва удерживая равновесие от напора толпы, а рука потянулась в волшебной палочке, что покоилась в кобуре. Stupefy. - Она направляет кончик древка на того, кто хотел прыгнуть на нее. Оборотни?
Истошные вопли, крики наполнили улицу. Все разбегались, куда могли. А оборотни взялись словно из неоткуда. - Гарольд! - со всех сил кричит Роуэн, бегло осматривая толпу - бессмысленно. Женщина бежит неизвестно куда, осматриваясь, пытаясь найти мужа. Ничего не выходит. - Supplanto. - Повторяет она, сама не замечая, как оказывается у той самой чайной, куда они собирались зайти. Останавливается, пытаясь добраться до стены - запах вокруг становится тошнотворным, выворачивая.
- Stupefy, -она посылает заклинание в оборотня, который завалил на спину молодого человека у самой чайной, но под локоть кто-то толкает и заклятие пролетело чуть выше оборотня, отвлекая того.
- Роуэн! - кричит Гарольд, и женщина оборачивается, пытаясь найти его. Ничего не выходит. Она бежит куда-то вперед, думая о том, где бы остановиться, чтобы найти Росса и аппарировать - она не может сосредоточиться.

magic

• Stupefy / Stunning Charm - P (англ. Stupefy – «ошеломлять», лат. stupeo – «замирать, неметь, застывать, останавливаться»)
Алый луч. Оглушает и отбрасывает жертву, лишает сознания. Вероятнее всего эффект близок к эффекту сильного удара по голове. Если жертве не оказана помощь, через некоторое она придет в себя сама.
• Supplanto / Trip Jinx- P (лат. supplanto - “ставить подножку”)
Собственно, эффект подножки и производит, заставляя жертву споткнуться или упасть.

с собой

волшебная палочка

локация

недалеко от чайной мадам Паддифут.
с оборотнем (он же - Квинтус) согласовано

+9

14

Праздник постучал в двери ровно по расписанию: с последним гудком паровоза. Отошедший от станции «Хогвартс-Экспресс» парой часов ранее увёз большую часть школьников в направлении Лондона, откуда каждый из них отправится по домам, чтобы в кругу близких встретить самый семейный праздник. Остатки студентов негустыми кучками бродили по Хогсмиду, собираясь в условленный час в одном из эпицентров торжества - в доме МакГонагаллов, где балом до  полуночи будет править Анита, а уж после - как карта ляжет. Семейный круг Эшвардов ограничивался привычным трио, старшая часть которого обречена была на отсидку в баре до последнего клиента, поскольку при любом раскладе не прошла бы возрастной ценз Аниты, а самая прекрасная составляющая в данный момент бодро шагала рука об руку с Томасом, бойко рассуждая о том, что подарки, заготовленные для каждого приглашённого, точно придутся по вкусу. Звонкий голос Делорес успокаивал, и рейвенкловец просто плыл с ней по течению, поглядывая на подсвеченные праздничными огнями витрины: они мелькали маячками на границе реальности и тех мыслей, что толпились в лохматой голове Эшварда уже как месяц. С того самого дня, как подготовленный рождественский подарок был надежно спрятан под подушкой его школьной кровати. Интересно, какой будет ее реакция? Рассмеется? Обрадуется? Заревёт белугой как тогда, когда он впервые сказал, что любит ее? В любом случае, за девушку он был спокоен, а вот за себя - едва ли. Так его не колотило даже когда Слагхорн при всем курсе заявил, что «зелье мистера Эшварда способно выкосить целое стадо кентавров. Идеальное варево, если замышляете геноцид, а не кровоостанавливающее, как планировалось по теме занятия». Ещё и баллы снял, толстопуз слизеринский. Мерлин, да какой к Мордреду, Слагхорн?
- Смотри, какие прикольные, - парочка проплыла мимо ювелирной лавки господина Мальсибера, чей сын учился на курс старше, и девушка прилипла к витрине, рассматривая богатый ассортимент.
- Ага, - буркнул Том, чувствуя как спрятанное во внутреннем кармане пуховика кольцо стало на пару метафорических фунтов тяжелее, - идем? - он мягко потянул Делорес за рукав, отмечая как вытянулось на мгновение ее личико. Идиот. С другой стороны, потерпит до полуночи. Плевать, что им ещё и двадцати нет: через полгода Рид закончит Хогвартс, где Том вынужден будет куковать ещё год, и отпускать Делорес во внешний мир без кольца на пальце он не собирался. Мальчишка ласково поцеловал спутницу в макушку, и оба направились к дому Аниты, где уже вовсю царило веселье. Спустя час они уже влились в поток бесконечных историй и школьных баек, от души хохоча над тем или иным случаем из жизни Хогвартса - год выдался богатым на приключения. За окнами уже стемнело, гуляния были в разгаре, а потому и крики с улицы привлекли внимание ребят не сразу. Однако, выглянув наружу, всем собравшимся стало ясно, что дело пахнет керосином: несколько теней огромных волков метались по переполненной народом улице, разгоняя в пух и прах перепуганных волшебников. В темноте наступающей ночи снег местами был покрыт темными пятнами и отвратительно отдавал металлом. Нет-нет-нет... Отрицание ещё теплилось в Эшварде, но лишь до того момента, пока на плечо Аниты буквально не рухнул посторонний волшебник, за спиной которого накрепко захлопнулась дверь.
- Colloportus! - толстое полотно намертво вросло в косяк, лишив дом одной из уязвимых точек. Делорес стояла рядом, сжимая его руку до хруста, но боли Томас не ощущал, - давай, - он наспех кивнул Аните, не слишком хорошо представляя масштаб бедствия - за плотными стенами царил хаос, и, казалось, он только набирал обороты. Зашибись веселье. Гриффиндорка исчезла с легким хлопком, а шестикурсник подскочил к окну, открывая ставни нараспашку и высовываясь на улицу - зрелище глазам предстало ужасающе: праздничный Хогсмид напоминал поле брани в натуральном масштабе, вышибая воздух из лёгких.
- Periculum albus, - два снопа белых искр взметнулись в воздух, тут же привлекая внимание нескольких волков, замерших в стойке напротив. Ой. Мгновение - и темные твари рванули на свет, заставляя Эшварда отскочить от подоконника со сверхзвуковой скоростью - ставни захлопнулись следом, вростая в стену так же, как и двери. Так вот вы какие...когда не на страницах учебника. С внешней стороны раздалось несколько глухих ударов тяжелых тел о корпус дома, после чего окрестности огласил протяжный вой, - Дель, наверх: окна и двери! Запри все, я за метлой, - он шагнул было к подвалу, когда заговорила Беатрис, - нет, - мальчишка порывисто взял девушку за предплечья, глядя в глаза, - Дамблдор пройдёт как танк по этим тварям, а вот любого из нас они свернут в фарш, - рейвенкловец кивнул хаффлпаффке на вытащенные ею из шкафов фиалы с зельями и прочими средствами первой помощи, - займись  пострадавшими, - Том судорожно посмотрел в сторону открытой крышки подвала, - если есть метла - смогу притащить сюда хоть кого-то, пока не подоспеет помощь, - он сиганул вниз, напоследок высовываясь из люка, - Трис. Ни шагу из дома, поняла? - и исчез в темноте.

заклинания

*Colloportus (лат. collido – “смять, раздавить”; porta – “вход, выход, дверь” возможно еще callosus – “затвердевший, уплотенный”)
Запирает двери, дверцы, ставни, и т.п. При применении на открытую дверь закрывает ее и запирает. Запертые с помощью этого заклинания двери невозможно открыть физически (возможно проломить), можно отпереть чарами Alohomora.
*Periculum
Вызывает сноп цветных искр из палочки. Цвет искр зависит от намерения мага. Используется как сигнальное заклятье для экстренного вызова (две зеленых вспышки - вызов аврората, две красных - группы быстрого реагирования СБНИМ, две синих - следственной группы СБНИМ, две белых - группы охотников на опасных магических тварей, две желтых - бригады экстренной колдомедицинской помощи), в таком случае латинское название цвета нужно включить в формулу заклинания.

Дом Аниты

+17

15

Пара мгновений.
Всего пара мгновений способна разделить жизнь на обыденное, ставшее таким привычным «до» и сметающее все на своем пути, разрушающее кропотливо возведенные карточные домики, «после». В этом безмятежном «до» они, казалось, несколько минут назад гуляли мимо рядов магических магазинчиков с витринами, украшенными новенькими метлами и связками трав, мимо ювелирной лавки отца Роуз и Рикона, откуда Том отчего-то немного нетерпеливо оттащил Дель. Рид прищурилась, вопросительно уставившись большими глазами на мальчишку: Эшвард в привычной ему манере шагал, гордо задрав свой выдающийся нос, который ей до безумия нравился, и вел себя максимально непринужденно, держа направление к дому Аниты. Вот только блеск в глазах, задумчивое закусывание щеки и ответы невпопад выдавали его с потрохами - Томас о чём-то переживал. Рид улыбалась и, крепче сжимая руку своего мальчишки, показательно фыркала и гадала, что же он ей подарит, а главное - как успеть сунуть свой нос в нагрудный карман эшвардовской рубашки и раскрыть тайну до полуночи. Так они и шли: нога в ногу мимо жилых домиков, приветливо подмигивающих подросткам разноцветными гирляндами. Весело смеялись, подставляя лица пушистым хлопьям снега, прикрывая глаза и не подозревая, что многообещающее «после» ворвется с минуты на минуту, едва не выбив дверь.
Калейдоскоп.
Один поворот - и весь мир внутри него превращается в нечто новое, стирая старый без возможности восстановления, не оставляя и намека на то, что было прежде. Их мир перевернулся, приняв форму безобразной морды со скалящейся пастью. Несколько долгих секунд Делорес, как и все собравшиеся, просто стояла, не в состоянии двинуться с места. Даже вздохнуть оказалось проблематичным. «Мне это все снится, да» - закономерное заключение скользнуло по оцепеневшему сознанию, а взгляд прилип к Тому, рванувшему к открытому окну. Она сама не поняла, в какой момент тело подалось вперед к мальчишке, бросившего сигнальное заклятье, как руки на автомате схватили того за плечи, оттащив от клацнувшей за зачарованными ставнями пасти оборотня. Делорес отступила на два шага и с силой сжала ладонь Томаса, до боли впившись короткими ногтями в его руку. Тот, казалось, даже не заметил ее вмешательства, медленно отступил к ней, развернулся на пятках и уставившись на девушку широко распахнутыми глазами, выдохнул, давая указания.
- Я все сделаю, - она кивнула, медленно приходя в себя. Позже она обязательно подумает обо всем, что произошло, возможно, они даже вместе будут вспоминать это без дрожи в руках. Неуверенный шаг от Эшварда - и порывистый обратно: Дель с неприкрытым отчаянием поймала его у подвала и крепко сжав руку, сглотнула подступивший к горлу ком, без слов выдавая свои мысли. Он все понял: мальчишка коротко кивнул и поспешно скрылся в темном зеве подвала, а Рид поспешила к лестнице, ведущей на второй этаж. В момент сильного страха, стресса, люди зачастую видят себя со стороны: не чувствуют страха или боли, потому что так больше шансов выжить и не сойти с ума. Она никогда не видела себя со стороны - страх прошивал серебряной нитью все ее существо, но больше не парализовал, подгоняя двигаться дальше и сделать все, что она сможет. Волшебница с легкостью взмыла по изогнутой лестнице, хватаясь за полированные деревянные перила и невольно отмечая ковер, укрывающий ступени и заглушающий ее шаги. Перескочив через две последних и оказавшись в коридоре, блондинка замерла, лихорадочно соображая, с какой комнаты начать. Крики и вой внизу врывались в собственные мысли, путая и без того распустившийся клубок. Вдох - и она сорвалась с места, отметая лишние вопросы: все комнаты в порядке живой очереди - как и говорил Томас. И вот последняя, в которой окно ещё оставалось незапечатанным - спальня Аниты. Комната встретила Делорес таким же полумраком и девушка уже вскинула руку, собираясь закрыть последнее окно, но остановилась, вслушиваясь в шум с улицы.
-Что…, - неуверенный шаг - и тишину нарушил грохот сумки, упавшей с плеча, что всем весом потянула вперед. От неожиданности Дель споткнулась и рефлекторно просеменила немного вперед, остановившись акурат у окна, где потеряла дар речи, неосознанно выглянув.
Ребенок. Мальчишка лет семи.
Так же как и она, он стоял у окна и во все глаза смотрел в сторону девушки, махая ей руками, насколько хватало сил. Она видела, как рот ребенка раскрывался в беззвучном крике о помощи, но стук собственного сердца сейчас стирал любые звуки.
«Где все? Кто-нибудь!»
Пальцы вцепились в подоконник и блондинка сильнее высунулась наружу, пытаясь рассмотреть хоть кого-то внизу или наверху. Мальчишки, включая Томаса, были на улице и собирали всех, кого сумеют отыскать. Но именно на этом участке посёлка здесь и сейчас не было ровным счетом ни-ко-го. Любое промедление всегда стоит чьей-то жизни. Сглотнув, волшебница отступила на пару шагов, категорически отказываясь и дальше терять время: она высунулась в окно и, дотянувшись до водосточной трубы, медленно начала спуск вниз - волки продолжали биться в парадную дверь, заунывно подвывая пока что неудачным попыткам.
Оказавшись на земле, Рид забежала за угол дома и перекинулась в анимагическую форму, устремившись в сторону соседнего домика - этот бонус, данный ей самой природой, как нельзя лучше вписывался в антураж: в упавших сумерках да в снегу пустынную лисицу едва ли заметят. Мальчишка в окне исчез и неприятный холодок полоснул по спине когтистой лапой. Она бежала в тени, прислушивалась и выжидала, оставаясь незамеченной и напряженной, как натянутая тетива, и, лишь оказавшись у здания, выдохнула. Прошмыгнув в приоткрытую дверь, Дель замерла на пороге, пока не убедилась, что никого рядом нет, а уже после приняла человеческую форму. Какая-то неестественная тишина, казалось, дышала ей в самый затылок: она могла бы крикнуть, позвать ребёнка, но слишком любила маггловские ужастики, чтобы понимать - так делать нельзя. Сглотнув сухую слюну, Делорес крепче сжала древко палочки и едва успела заметить, как от одной из стен отделилась тень - живой, слава Мерлину!
- Инфламмаре! - донеслось откуда-то с улицы, когда через одно из окон дома в помещение влетел мощный вихрь пламени, подпаливая на своём пути все без разбору.
- Да чтоб тебя! - пламя лизнуло совсем рядом - больно.
- Мы сгорим? - поддержки от ребёнка было мало, а вот вопрос казался очень уместным. Первый этаж превратился в жаровню за считанные секунды, оставляя незанятым лишь небольшой просвет у бокового окна. Надо успеть.
- Держись, я сейчас, - подскочив к ребенку, рейвенкловка присела на корточки и дотронулась до бледного лица мальчишки - тот совсем тихо всхлипнул и посмотрел на ученицу огромными глазищами, - все будет хорошо, малыш, все будет. Давай-ка на выход - и вооон в тот соседний дом. Видишь его? - в просвете окна мелькали вспышки заклинаний, озарявшие молниями темный силуэт дома Аниты, - давай-давай, пошёл! - мальчик всхлипнув, кивнул, и волшебница лишь подтолкнула его к не охваченной огнём оконной раме, вовремя отскакивая в сторону от прогоревшего и поехавшего потолочного карниза, - по водостоку лезь наверх! - легкие зажгло - Дель закашлялась. Времени раздумывать не было - она ещё сможет проскочить к выходу в анимагической форме. Мгновение - разворот, и взгляд девушки замер: с оглушительным грохотом объятая пламенем дверь слетела с петель, впуская внутрь ввалившегося кубарём оборотня. Пара заклинаний полетели вдогонку, загоняя зверя в горящее жерло коридора, однако путь на улицу был отрезан.
- Падла! - в отчаянии, нежели от злости, и, перехватив удобнее волшебную палочку, Дель рванула наверх, вопреки законам физики и здравого смысла.

[sign]http://forumuploads.ru/uploads/0013/ce/d4/126/203248.gif[/sign][icon]http://forumuploads.ru/uploads/001a/c7/fc/16/363568.gif[/icon]

Действие

Использованно в сторону оборотня, но попадание в дом.
*Inflammare - P (лат. in – «в, на» flamma - «пламя» (ср. англ. flame); inflammo – «воспламенять, поджигать»)
Вызывает струю или конус золотистого огня из кончика палочки. Дальность и температура пламени зависят от вложенной в заклинание силы.
Аналог - Fere Conjiste

Отредактировано Delores A. Reed (2020-08-23 12:06:26)

+12

16

между Зонко и МакГоногаллами

Рождество, с некоторых пор оно начало нравится Блэку. Особенно, когда оно проходило не в роскошной зале с множеством гостей, разодетых как павлины, за светскими разговорами, где Сириус старался напиться как можно сильнее, чтобы максимально раздражать свою драгоценную матушку.
Теперь оно ассоциировалось у него с другим, как и у всех нормальных людей.
Вместо начищенного до блеска пола хруст снега под ногами, вместо чинных танцев рождественская ярмарка, а вместо скучных нот вальса веселые Рождественские гимны, что распевали на улицах с одним и тем же энтузиазмом магглы и волшебники.
Это было его последнее Рождество в замке и он хотел провести его так, чтобы оно запомнилось навсегда. Однако, не всем планам суждено сбываться. Несколько дней назад Джеймс сообщил, что собирается провести Рождественские каникулы дома, познакомить Эванс с родителями и остаться там до отъезда в Хогвартс.
Это было закономерно, кроме Эванс он перестал видеть все, так что винить его в подобном желание было глупо. Они проводили Поттера и Эванс на Хогвартс-Экспресс и отправились обратно в замок, чтобы подготовится.
Сегодня было полнолуние, Люпин в очередной раз смотрел исподлобья и говорил, что это очень плохая идея, что Сириус остался один, Питер при этом незадачливо крякал. Люпин извинялся и разводил руками, все они понимали, что помощник из него так себе.
Бродяга был непреклонен.
-Я с тобой. – Просто заявил он на очередную тираду Ремуса о том, что он может причинить непоправимый вред или даже просто ранить.
Сириус улыбнулся, а Лунатик спешно отвернулся рассматривая что-то в окне, хоть за ним кроме белой пелены ничего не было.
На всякий случай еще накануне они перетащили в хижину кандалы и цепи, нашли самую крепкую балку, чтобы приковать Люпина и все подготовили. На вопрос откуда Блэк достал все это он отвечал уклончиво, что у него ест пару весьма интересных знакомств. Ничего более не добавляя.
Это должно было немного успокоить взвинченного Люпина, который очень страдал отсутствию Джеймса и факту, что друзья не смогут побыть со всеми на Рождественской ярмарке.
-Что мы там не видели. – Пожимал плечами Питер, хоть было и понятно, что ему намного больше хотелось веселиться в Хогсмиде, чем сидеть всю ночь рядом с оборотнем, которому
в этот раз не дают погулять. – Сходим туда завтра или через неделю.
-Все в порядке. – Уверил Блэк, пропуская друга перед собой в коридоре.
К Гремучей Иве его, как всегда должна была отвести мадам Помфри, поэтому Ремус отправился в больничное крыло, а ребята прямиком к тайному ходу.
Времени у них было не слишком много, зимой дни короткие, солнце должно уже скоро зайти и подняться полная луна.
-А что если ты его не удержишь?
Очень внимательно смотря на Сириуса спросил Петтигрю, тот лишь пожал плечами.
-Стены хижины удерживали его пять лет пока мы не стали анимагами. Что изменилось? – Ответил с ледяным спокойствием Блэк , проверяя кандалы.
Когда появился Люпин они заковали его, проверили все еще раз и превратились в животных. Так всем было проще, и Ремусу, который в волчьем обличье воспринимал животных не так остро, и им самим, чтобы не так тяжело было видеть мучения друга.
К этому невозможно было привыкнуть, сколько не смотри.
Все шло как обычно. Рем выл, пытался царапать стены и очень хотел на волю, Питер в обличье крысы сидел на перилах, а черный пес расхаживал назад-вперед по комнате, пока не уселся в углу, сложив лапы.
Но тут до ушей друзей донёсся сначала вой, а затем и крики. Боли и ужаса, ничего общего не имеющие с недавней веселой какофонией звуков, что доносился из деревни.
Лунатик тут же застыл, прислушиваясь. Грудь оборотня тяжело вздымалась.
С следующую секунду вой повторился и оборотень начал рваться, цепи натянулись, удерживая его на месте, но было непонятно надолго ли их хватит.
А затем вой и крики не смолкали.
Питер пискнул и спрыгнул вниз, желая забиться в какую-нибудь щель.
В Хогсмиде творилось что-то невообразимое, а учитывая рвение Люпина вырваться можно было предположить, что там ему подобные.
Оборотни.
На размышления не хватало времени.
Пришлось перекинуться в человека.
-Я туда. – Сообщил Блэк, доставая палочку. – Питер, если что-то пойдет не так – уходи в замок, сообщи Дамблдору.
Под утробный вой Лунатика он выскочил за дверь, затем остановился и направил на нее палочку.
-Colloportus!
Быстро пробормотал Блэк и кинулся в сторону деревни, чем ближе он подбегал , тем громче слышались крики, сливая в один ужасный гомон.
Сириус выбежал на улицу и повернул около
«Дэрвиш и Бэнгс», ему нужно было вниз по улице, к дому МанГонагголов, где у Аниты должны были собраться все его знакомые и друзья, кто не разъехался по домам. Точнее он собирался устремится по улице, но вместо этого нога Блэка поехала на чем-то скользком и он, проехавшись на ногах чуть было со всей дури хлопнулся на филейную часть. Его спасла случайность – вовремя обретенное равновесие, он обернулся назад и увидел на красном уже от крови снегу кишки, на который и поехал его ботинок.
К горлу подступила дурнота, в метрах пяти от парня лежал мужчина, а вместо его живота было кровавое месиво.
Времени не было, только сегодня утром он сказал Шафик, что не пойдет с ней к Аните по какой-то выдуманной и невразумительной причине, он даже не помнил какой. Но видел по глазам, что она очень этому факту расстроилась, Сириус пообещал ей, что у них еще будет куча времени на каникулах.
Теперь шанс мог и не предоставится, он рванул вперед, буксуя на кровавом месиве, лишь краем глаза отмечая, что рядом со Сладким королевством что-то происходит, на другой стороне улицы пронзительно кричал человек, Бродяга не обернулся, ему уже точно было не помочь.
Он успел миновать несколько домов, не слишком соображая что там за чем идет, хоть и знал Хогсмид как свои пять пальцев, он был в подробностях отмечен на карте Мародеров, когда навстречу ему попалась девушка, совсем еще девчонка, глаза ее были расширены от ужаса, она влетела Блэку прямо в руки, вся перемазанная кровью и часто дыша, уткнулась ему в грудь.
-Беги и прячься. Смой кровь, я вернусь за тобой.
Она кивнула и бросилась в сторону поста ДОМП, а он пустился бежать дальше по улице, по красному от крови снегу. Около Зонко несколько оборотней, один рвет на части молодого мужчину, кровь и ошметки летят от волчьей пасти по сторонам, Бродяга застывает на месте, его пока не видят, но это ненадолго.
Кто-то из оборотней уже учуял его запах и поворачивает голову, готовясь к прыжку.
-Bombarda. – Кричит он и прыгает вбок, не смотря на произведенный эффект от своего заклинания.
Маловероятно, что у него оно хорошо вышло, пусть Сириус и один из самых талантливых учеников в Хогвартсе. Он не ждет и сразу принимает анимагическую форму, не слишком заботясь о том, что его кто-то увидит, сейчас важнее выжить, разбираться будет потом. Он бежит в просвет около дома, приближаясь к Зонко, остается лишь перебежать дорогу.
На улицу из магазина высыпает народ, пес останавливается, ведя носом по ветру, ему чудится очень знакомый запах, которого здесь быть не должно.
Он находит глазами девчонку, что часто видит рядом с Регулусом. Приохотился забежать за угол магазина, чтобы стать вновь человеком.
Она растеряна и смотрит в никуда. Он хватает ее за руку и разворачивает к себе, за правую руку, в которой палочка, чтобы не угодила с испугу в него заклинанием.
Кажется, ее фамилия Трелони.
-Где мой брат? – Кричит он, стараясь перекричать голоса испуганных людей. – Регулус, он с тобой?
Какого черта, Рег, ты должен был уехать домой на Рождество, чтобы быть послушным маминым сыночком и усладой ее глаз.
Она не отвечает, смотрит куда-то поверх его плеча, словно приходя в себя.
Он резко оборачивается и видит его, брат бредет вперед, на лице его выражение, что Сириус никогда в жизни не видит.
-Регулус. – Он бросается к нему, увлекая за собой девушку.
Кажется, он не называл его по имени и вообще не обращался к нему минимум год. Теперь это все кажется такой глупостью.
Бродяга толкает их к стене дома, все еще не слишком понимая что делает и с удивлением осознает, что это дом Аниты.
Он дергает дверь, заперта, что логично. А потом колотит в нее кулаком.
-Откройте!

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+12

17

- Мистер Эшфорд, значит Вы утверждаете, что сегодня папа к Вам еще не заходил...
Бобби удручающе серьезна. Брови сводятся в строгую галочку на переносице, листок пергамента рядом лежит на барной стойке, до которой, чтобы усесться на высокий стул, ей приходиться подтягиваться на руках. Она держит их сложенными на столе, как будто ведет очень сложные переговоры по бизнесу или, по примеру ведущих запутанное дело хит-визардов, допрашивает подозреваемого, что, разумеется, ближе к сути её разговора с владельцем бара.
- Хочу заметить, что это никак не согласуется с моими данными о том, что сегодня он должен был до вечера доставить Вам пятнадцать бочонков сливочного пива, десять - огневиски, а также соленых орешков и козьего сыра суммарно более, чем на двадцать фунтов.
Бобби все это вычитала в отцовской накладной, с которой он отправлялся за товарами в Лондон. Она видела его последний раз, когда он уезжал со станции в поезде минувшим вечером, придерживая одной рукой свой зачарованный, бездонный внутри рабочий чемодан, и должен был вернуться до того, как мама усадила их с братом за стол ужинать. Брату потом разрешили сходить на ярмарку с друзьями, а её, как маленькую, отправили играть в свою комнату, но она вылезла в окно. Её серьезно беспокоили две вещи: отсутствие отца и то, что её, прочитавшую всю историю Хогвартса и Основателей, выучившую почти целиком свод законов Магической Британии и почти закончившую “Фантастических тварей”, все еще считают маленькой. Она очевидно была взрослее и серьезнее сверстников и, именно поэтому решила сбежать из дома тем вечером, прекрасно понимая, что никому, кроме неё в Хогсмиде не удастся провести расследование.
Прямо как герои других, читаемых ей с меньшим достоинством и большей скрытностью (поскольку недостаточно серъезных) книг.
- Хоро-о-шо-о, мисте-ер Эшфорд, - с теми же сдвинутыми бровями, растягивая слова, как это делала Гертруда Грейп - волшебница-детектив из любимой “тайной” книжной серии Бобби, она слезла со стула, и хитро прищурилась из-за доходившей её до носа стойки, - Сделаем вид,что я вам поверила.
В стянутой со стола бумажке немного неуверенным детским почерком выведена строчка про еще десять бочонков виски для “Кабаньей головы”, которая числится следующим пунктом её визита. В голове уже строится план общения с тамошним хозяином.
Мистер Дамблдор…Не будете ли вы так любезны рассказать, что Вы делали сегодня в течение дня?   
На улице морозный и свежий, на фоне барной духоты и алкогольных паров бара, воздух бьет в нос, и Бобби прячет его в натягиваемый выше шарф.
До “Кабаньей головы” здесь всего ничего. Чуть дальше магазинчик праздничной одежды, уже закрытый, со ставнями на обычно красочной витрине, и даже не доходя до него, притормозив у самой двери гостиницы Бобби видит движение в переулке и снова сердито хмурит брови.
Из темноты и порождаемых ей и теплым светом фонарей она последовательно выцепляет яркое пальто в крупную клетку, которое носила их соседка миссис Примброк, единственное пальто, которое налезало на её округлый живот, по её же собственным словам. Бобби не понимает почему оно на земле, почему на земле лежат ноги в подбитых мехом сапожках, а потом видит звериную морду сверху, уставившиеся прямо на нее саму глаза… И не слышит собственного крика, высокой нотой разрывающего морозный воздух, резонирующего в стеклах домов.
Бобби не чувствует ничего. Не замечает, что бежит. Не слышит, как колотится сердце, упускает из внимание вывалившиеся из ладошек листы и размотавшийся шарф.
Бобби не понимает, как оказывается лежащей на скользкой мостовой, и не сразу осознает что ей больно и обидно до крика и слез, а еще что на нее давит что-то, не давая подняться.  [nick]Bobbie Dreyfus[/nick][status]wasted[/status][icon]https://i.imgur.com/qSQLQt6.png[/icon][info]<div class="lzname"> <a href="http://stayalive.rolfor.ru/viewtopic.php?id=76#p16738">Бобби Дрейфус </a> </div> <div class="lztit"><center> 9 лет; N</center></div> <div class="lzinfo">полукровна <br>сладкий пирожочек</li>[/info]

ой-ой

Новичок напал на меня недалеко от «Кабаньей головы», хельп!!!
с Новичком согласовано

Отредактировано Fenrir Greyback (2020-08-26 09:29:57)

+12

18

Анита устраивала вечеринку для друзей. Роберт на правах старшего и умеренно взрослого дяди помог украсить дом, для порядка проверил напитки и еду. Строго наказал племяшке вести себя только так, как он себя никогда в жизни не вел, а то Мин им всем уши надерет, когда вернется из Лондона. После чего убрался из дома, чтобы не мозолить глаза молодежи.
Вечер обещал быть морозным, огромная желтая луна величало всплывала над горизонтом, белый снег хрустел под сапогами, в воздухе витал запах свежей выпечки, хвои и апельсиновых цукатов. Настроение было самым что ни на есть праздничным. Роберт с наслаждением вдохнул полной грудью и с улыбкой направился к ближайшему лотку. Купил яблоко в карамели у смешливой ирландки и свернул на Холлихог-роуд, где завис перед витриной "Праздничной одежды", чтобы доесть конфету. С едой и липкими руками в магазин не пускали. Зачерпнув пригоршню снега из ближайшего сугроба, шотландец тщательно растер его между пальцами, стряхнув талую воду и вытерев влажные ладони о килт. Выудил из сумки вырезанный из "Пророка" купон на самонаходящиеся носки, разжился подарком для Грегора. Тот вечно жаловался, что один носок под кроватью еще можно разыскать, а вот два - уже никак.
К Аберфорту Роберт всегда ходил со своей кружкой, так повелось со школьных времен. По крайней мере, Минерве он говорил, глядя на сестру кристально честными глазами, что такую привычку взял со старшего курса. В Кабанью голову он заявлялся по двум причинам: узнать у Аберфорта про орденские дела и выпить пинту настоящего шотландского эля, о существовании которого знал далеко не каждый посетитель паба. Допивая кружку МакГонагалл посмотрел на часы, без десяти семь. Обычно в это время наступала его очередь дежурить у часиков, но сегодня шотландец отговорился присмотром за племяшкой. Браслет под часами не нагревался, новых сообщений от орденцев не поступало. И хорошо, даже силы зла заняты праздником вместо козней. Кстати о подозрительных субъектах... Роберт критически оглядел барный контингент и остро ощутил необходимость сделать приятное семье.
В "Крути-дергай" было слишком людно, чтобы внимательно выбирать. Поэтому МакГонагалл поймал клерка, с некоторым усилием отбив паренька у остальных покупателей. Быстро перечислил желаемые качества метлы для Малькольма. Скорость и новизна модели его не волновали. Куда нужнее были надежность и устойчивость. Уже через 10 минут он вывалился из магазина с добычей, чуть не потеряв в толкотне на выходе юбку килта. Шататься по ярмарке с метлой наперевес было несподручно, ноги сами понесли шотландца к совятне.
На подходе он неожиданно столкнулся с Гестией и вежливо пропустил даму вперед. Они дружески беседовали ни о чем и обо всем, дожидаясь своей очереди, когда с улицы донеслись жуткие крики и волчий вой, в окнах зарябило от вспышек заклинаний.
- "Полная луна!" - похолодел МакГонагалл, выскакивая на улицу. Почти не глядя швырнул редукто во что-то большое, мохнатое и рычащее. Сначала важное, потом неотложное. Его взгляд словно прикипел к двери дома Аниты, на которую бросился крупный волк. Время замедлилось. Воображение услужливо дополнило визуальный ряд, переместив внутрь дома все то, что творилось сейчас на улице. Дверь выдержала, а к Роберту вернулась способность дышать. Краем глаза он отмечал как рядом стоит Гестия, как небо расцвечивают вспышки, призывающие авроров, хитов, охотников, черта лысого в обнимку с Мерлином. Значит, об этом можно не думать. И эмоции в сторону отложить. Главный вход запирается на засов, а вот заднее крыльцо - почти всегда открыто. Проверяем, как Анита, дальше действуем по ситуации. Хороший план.
- Гестия, давай со мной, перегруппируемся, - обняв женщину, он крутанулся вместе с ней, появившись на пороге знакомого крыльца. По сравнению с улицей там было тихо и темно.
- Анита! - рявкнул Роберт, поворачивая ручку двери. Не заперто, а ведь сколько раз он говорил! - Анита!!
На пороге он почти нос к носу столкнулся с каким-то пацаном и его двумя метлами. В полутьме не сильно разберешь, кто это. Кажется, Том.
- Анита? - уже тише сказал Роберт с вопросительной интонацией.

* с Гестией и Томом согласовано.

Локация и действия

Примерно с шести, до восьми тридцати круг от дома Аниты через Кабанью голову и "Крути-дергай" к "Совиной почте", редукто в какого-то оборотня, потом аппарация с Гестией на заднее крыльцо дома Аниты МакГонагалл

С собой и на себе

— Полный килт.
— На поясе портупея с ножнами для палочки и охотничьего ножа, портключ до дома. Палочка в руках, нож на поясе.
— Метла в руке.
— На руке часы с откидной крышкой. В часы встроен артефакт для связи с Орденом Феникса (протеевы чары)
— кольцо на руке с активированным  "протего"
— кулон на шее — с активированным "контего".
— походная сумка, всегда сохраняющая обед горячим.
— портключ до фермы, срабатывающий на кодовое слово. Зарегистрирован.
— уменьшенная пивная кружка

Заклинания

Reducto — Синяя вспышка. Взрывает цель, разрывая на мелкие кусочки, вплоть до пыли. При попадании в человека способно причинить серьезные повреждения (как если бы прямо рядом с телом разорвалась граната).
Apparate - Заклятье, позволяющее магу мгновенно перемещаться в пространстве.

Отредактировано Robert McGonagall (2020-08-27 22:28:27)

+14

19

[nick]Aberforth Dumbledore[/nick][status]младший[/status][icon]https://i.ibb.co/tcsQXrb/image.jpg[/icon][info]владелец трактира "Кабанья голова"[/info]

На рассвете ветер выл как банши, пронзительно каркал ворон. День с самого утра навевал дурные предчувствия и не сулил ничего светлого, даром что Рождество.
«Грядет что-то… Да, нет, брось ты… мороз это все, кости ноют, вот и чудятся на каждом заборе дурные знаки… но вороны-то раскричались, будто бы смерти ждут… погода дурная, вот и вопят,» - спорил сам с собой Аберфорд, задавая корм козам. Утро между тем своею красотою насмехалось над его доводами про погоду, а потому успокоить себя никак не получался. Нервозность хозяина передавалась козам, и они жалобно блеяли и жались друг к другу, как будто бы боялись чего-то. Опасались стать чьим-то праздничным ужином? Или тоже что-то чувствовали? Да, с какой стати! «Чушь это все!» - прикрикнул сам на себя Аберфорд, досадуя на расшалившиеся нервы, потом попытался успокоить коз, чтобы затихли. Но те не слушали. В конце концов, Аберфорд плюнул на них и занялся другими делами. Благо, в трактире всегда было полно рутинных забот, которые могли заглушить сверлящее внутри ожидание дурное.

«Это называется старость… когда везде мерещатся грядущие беды,» - увещевал себя Аберфорд днем, пересчитывая запасы в подполе и кладовой и отправляя давнему поставщику сову с заказом еще на восемь… нет, пожалуй, десять бочек огневиски. Собственно, эти самые две бочки сверх обычного заказа и были его подготовкой к празднику. В конце концов, посетители его трактира давно не ждут чудес и сладких кексов.
И все же посетители чего-то ждали. Если не чудес, то чего-то значимого. Закутанные в свои тайны и плащи с капюшонами сомнительные личности вели себя сегодня как-то тише обычного. Чуть реже бросали кости, чуть более вяло грызлись между собой, почти не дрались и даже будто бы старались не упиться раньше времени. Как будто бы им слухи обещали зрелища к Рождеству, и они его предвкушали. И эта захватившая трактир атмосфера предвкушения была такой давящей тяжелой, что вновь и вновь вспоминался рассвет, когда ветер выл как банши.

- А поезд приедет, а его ждут...
Сквозь монотонный гул трактира долетает осколок чьих-то слов. Слишком крупный, чтобы заподозрить случайность. Маги полусвета и полумрака о своих тайнах молчат, а если уж надо намекают жестами и условными фразами, и никогда не говорят вслух.
- Кровь хлещет, детки визжат... Веселый будет вечерок...
Еще один осколок чужих фраз. Слишком острый, чтобы пропустить мимо. Аберфорд протирает мутные стаканы грязной тряпкой и прислушивается.
- Грязь надо в зародыше давить, пока мелюзга еще и не успела въесться в наш славный магический мир... Скоро уже... Поезд на вокзале ровно в восемь... Повеселимся уж...
Сомнительная публика излишне многословна. Блеф или вызов? Кто б знал, а на часах перевалило за семь. Гадать нет времени, а ставки слишком высоки. Аберфорд наливает кому-то из завсегдатаев очередную порцию огневиски, расплескивая в два раза больше по столу, досадливо хмуриться, вытирая-размазывая пролитое по столу, и уходит  за новой бутылкой в кладовую, туда где только припасы и нет лишних глаз.
- Expecto Patronum, - движение палочкой слишком поспешно, а слова звучат нервно. Коза получается кривой и лишь с одним рогом. Исправил бы, да четверть восьмого уже. Не рассыпается на магические искры, значит, так сойдет. Неси, однорогая, послание. "Возможно нападут на Хогвартс-экспресс. На Кингс-Кросс".
Аберфорд же вновь возвращается в трактир.

День между тем катился к закату. Дурных вестей из города не было. В деревне тоже было тихо. Аберфорд уже начал вновь ругать себя старым дураком с расшалившимися нервами, который поверил в пьяную чушь и посмешил брата своей разыгравшейся на ровном месте подозрительности. Удумал, понимаешь ли карканье ворон и излишне громкий шепот сомнительных личностей, как был дурнем, так и есть. Тихий же вечер.
А потом взошла Луна, и где-то рядом завыли волки.
«Откуда они здесь?» - моментально насторожился Аберфорд, желавшие обезопасить домашний скот маги давным-давно зачаровали деревеньку от обычных диких хищников. Волки в Хогсмите не могли появиться сами по себе. Что-то случилось.
В темных углах трактира сомнительные личности, закутанные до неузнаваемости в темные плащи, от волчьего воя оживились, и обменялись едва заметными знаками. Похоже, это было то недоброе, чего они ждали. Не зря на рассвете так надсадно кричал ворон.
«А ты, дурак старый, не верил и не готов,» - обругал себя Аберфорд и, схватив первое, что попалось под руку – старую ржавую кочергу, выскочил на улицу осмотреться.

Едва переступив порог, Аберфорд чуть не налетел на волка, который скалил пасть и вот-вот собирался загрызть прижатую к земле добычу, визжащую пронзительным детским голосом. В темноте и за нехваткой времени Аберфорд даже не пытался разглядывать, на кого именно напал волк. Он просто, не долго думая, ударил волка куда-то в морду тем, что было в руках, - ржавой кочергой, а потом выхватил палочку и добавил:
- Alarte Ascendare, - желая отбросить хищника как можно дальше. Он наделся, что он не опоздал и что ребенку еще можно было помочь. Вот только крики, вой вокруг и вспышки призыва правопорядка, явно свидетельствовали о том, что этот ребенок не единственная жертва и в Хогсмите затевается кровавая вакханалия. Аберфорд выругался.
Еще стоило бы предупредить своих:
- Expecto Patronum, - почти беззвучно цедит сквозь зубы Аберфорд, и сотканная из магии коза стремительной искрой летит в сторону Хогвартса, унося брату послание "Оборотни наводнили Хогсмит," - Альбус умный, остальное сам сообразит.

место и вещи

Аберфорд рядом с "Кабаньей головой". При себе - ржавая кочерга и просто палочка.

действия

Аберфорд увидел Бобби и напавшего на нее волка и пытается помочь девочке.
Удар кочергой по зубам и Alarte Ascendare (Подбрасывает живое существо или предмет в воздух. Опытный маг может удерживать заклинание и подбрасывать объект несколько раз подряд, не позволяя ему упасть, но пока он концентрируется на одном заклятье, кастовать другие он не может) предназначаются волку Новичку. Цель - отбросить его от девочки.
Expecto Patronum - призыв телесного патронуса, отправка сообщения Альбусу Дамблдору

Отредактировано Alecto Carrow (2020-09-29 22:48:23)

+12

20

дом Аниты МакГонагалл

Инвентарь

Порт-ключи в количестве 3 штук: в собственную квартиру, в дом родителей, в дом родителей супруга. Каждый переносит до 3х человек включительно.
Деревянная монетка для связи с Орденом Феникса
Волшебная палочка
Сквозное зеркало
Зеркало собственного авторства, меняющее форму
Сумка с чарами незримого расширения

Время поджимало. Аккуратно придерживая одной рукой бумажный сверток, Гестия кинула мимолетный взгляд на наручные часы, понимая, что безбожно опаздывает на семейный праздник, потому что очередь в лавке оказалась слишком большой, а ей ведь еще надо зайти на совятню, чтобы забрать оттуда пару открыток, которые попросила прихватить с собой матушка, ссылаясь что на этот адрес было заказывать удобнее, так как собственный дом находится под скрывающими чарами и совы его не находят. Джонс, в принципе, уважала такую осторожность, но сейчас нужно было поторопиться.
Она могла хорошо представить, как её ждет Паулина, которую сама же обещала заплести и достать праздничное платье. Дочь, наверняка, будет смертельно обижена, что в такой важный день мама опаздывает, даже если ради её собственных подарков. Ведь что может быть важнее семейного застолья, на которое бабушка приготовила свой фирменный пирог? Да и папа в кои-то веки дома на Рождество, так что эту ночь точно стоило провести в кругу родных и близких, загадывая только самые светлые желания, чтобы в грядущем году все наконец было хорошо.
Словно в подтверждения мыслей о семье, Гестия у самых дверей совятни, замечтавшись, чуть не налетела на собственного кузена, благодарно кивнув в ответ на то, как Роберт все же пропустил её вперед, чтобы занять небольшую очередь. Разговор завязался как-то сам собой. Дом, работа, тонкости приготовления пастушьих пирогов, сыра из козьего молока, варки джема, а еще вязания джемпера, который она ему обещала и как раз хотела на праздниках занести, как и новый варежки и шарф для Минервы. Но милую беседу о тепло и родном прервали внезапно донесшиеся с улицы крики.
Гестия даже сначала даже не успела осознать, что это не праздничные гуляния или радость фейерверка, а сердце уже тревожно сжалось от предчувствия беды. Это было что-то глубоко инстинктивное, подсознательное, когда разум еще ничего не понял, но тело уже знает. Что-то первобытное, позволяющее выжить, а в данном случае ощутить, как кровь стынет в жилах от волчьего воя, но не поддаться панике, а по привычке потянуться к волшебной палочке.
Да, можно было бы прямо сейчас активировать порт-ключ, но оставить беззащитных людей...детей, что более ужасно, на улице, Гестия не смогла бы. Никогда бы себе не простила, а потому вполне справедливо коротко кивнула Роберту, позволяя обнять себя и чувствуя знакомый рывок аппарации. Им нужно было занять более удобное положение, чтобы, если что, оказывать помощь раненным. И дом для этого подходил как нельзя лучше.
Когда они оказались на знакомом пороге, волшебница обеспокоенным взглядом окинула мальчишку, внезапно появившегося рядом. Решать что-то нужно было быстро. Очень быстро.
- Если ты кого-то выручать, - да, Анита была важна, но Гестия оценила героизм паренька, который явно с метлами куда-то собирался, - Приноси их сюда. Мы... я, смогу переправить их в безопасное место и к колдомедикам.
В экстренной ситуации не было времени на сантименты, а план нарисовался сам собой, когда взгляд натолкнулся на незапертую дверь.
- Роберт, - все-таки взрослый, должен сообразить, - Я найду Аниту, если она в доме, и запру все двери, помоги... Тому,  - с именами у нее было не очень, но она искренне пыталась вспомнить рассказы почти племянницы.
Нельзя было медлить. У нее было несколько порт-ключей, которые, конечно, перенесут не в мунго, но там уже могут ждать колдомедики, елси заблаговременно сообщить, а уж там как-нибудь придумают. Есть камин, на худой конец, чтобы, например, мог прийти отец и принести порт-ключей до госпиталя или привести сюда экстренную бригаду. Только делать все это нужно было быстро. Взяв на себя всю ответственность за данное решение, Гестия все-таки зашла в дом, захлопывая и запирая за собой заднюю дверь и направляя на нее палочку.
-  Duro, - выломать камень явно сложнее, чем дерево, а в условиях, когда там бегают оборотни, от этого точно стоило обезопасить себя в первую очередь, впрочем, не тратя время на то, чтобы разуться, а сразу стараясь покинуть коридор, бегло оглядывая помещение и пытаясь найти хоть какие-то признаки того, что здесь все или хорошо, или уже очень плохо, - Анита?! Есть здесь кто-нибудь? Homenum Revelio!
Ей бы на второй этаж и контролировать улицу, но для начала убедиться, что тут либо все в безопасности, либо успокоить детей, если Том здесь был не один. Да какой студент будет один, да еще и не в своем доме? Точно стоило найти и успокоить школьников.

действия и заклинания

*Duro (лат. duro — «отвердеваю»)
Придает любому материалу прочность, твердость, вес и пластичность камня. На заднюю дверь дома
*Homenum Revelio (лат. "homo" — "человек" и "revelo" — "раскрывать, проявлять")
Обнаруживает присутствие людей на определенной ограниченной территории (в комнате, в доме, на лесной поляне и т.п. Граница территории должна быть отчетливо понятна кастующему). Не указывает конкретного местоположения людей. Выявляет присутствие анимагов в животной форме, людей, трансфигурированных в неживые предметы, находящихся под маскировочными чарами и чарами невидимости. Обнаружение ощущается объектом, как нечто "улетающее от него к произносящему заклинание".  На присутствие людей в доме

Отредактировано Hestia Jones (2020-09-03 19:06:38)

+13

21

- Добрый вечер,  Магическая Британия, с вами Элис, и мы только что слушали новый хит "Звезды в твоих глазах" от звездного дуэта "Малиновка и Терн". Сегодня наш вечерний эфир посвящен приближению Рождества, и проведу его я, поскольку наш любимый ведущий и мой коллега Майкл очень некстати простудился и лишился голоса. Пожелаем ему выздороветь к Сочельнику, ведь никто не хотел бы проводить главный праздник в году с зельями вместо глинтвейна! Вы услышите лучшие праздничные песни, как всегда мы принимаем заявки от слушателей через каминную связь, а если вы сегодня идете на гуляния и вдруг увидите Майкла в кафе Фортескью - передайте ему, что мороженое вредно для горла. Следующая наша песня - классика Рождества "Падуб и плющ", и мы ждем ваших посланий в эфир. - Алисия отключила микрофон, запустила проигрыватель и откинулась на спинку кресла. Осталось каких-то часа полтора, и можно будет идти домой, ладно хоть завтра у нее выходной день, можно будет сразу с утра выбраться к родителям, а не влетать в дом к праздничному столу, как будто за ней взрывопотам гнался. Где там дементоры носят Сильви, она еще пятнадцать минут назад обещала принести кофе, и как сквозь землю провалилась...
Сильвана, вспомнишь солнце - вот и лучик, объявилась за стеклом на середине припева и вместо того, чтобы знаком уточнить, можно ли зайти, принялась звать Алисию наружу, с таким лицом, словно у них пожар в здании или другое какое-нибудь срочное бедствие. Нет, предчувствия чего-то дурного у нее не шевельнулись, проснулось только раздражение на стажерку, которая по неопытности за трагедию считала даже закоротивший провод или перепутанные листы с планом эфира, но Алисия вышла конечно проверить, что стряслось в очередной раз. И совершенно не была готова к тому, что в этот раз дело не в потерявшейся пластинке со следующей песней для местного вещания по деревне через репродукторы и не в том, что кофе закончился, а купить некому. Оборотни в Хогсмиде! В звукоизолированной комнате слышно не было ничего, а сейчас с улице доносились крики, вой, рычание, даже треск сигнальных чар... и музыка, чертова песенка про Санта-Клауса, трансляцию на репродукторы Сильви не отключила конечно, не до того немного было.
- Вырубай деревенскую, вырубай! - не то чтобы это правда имело какое-то значение, просто... музыка делала и без того жуткое зрелище за окном еще более кошмарным, как в магловских фильмах ужасов. Алисия усилием воли оторвала взгляд от происходящего на улице и повернулась к напарнице, - нет, мы никуда не уходим, скажи Томми, чтобы тоже оставался здесь, нам точно понадобится техник, мы продолжаем эфир, выйдем в прямой. - Что бы ни случилось, радио должно работать, она себе ни за что не простит, если просто сбежит сейчас. Они, черт возьми, - средство массовой информации, голос Магической Британии. А она сейчас здесь главная, потому что никого старше по должности нет. - И двери не запирайте, просто закройте, впускайте людей, если сюда побегут прятаться! Готовься на местном подключить микрофон и делать объявления!
Алисия стремглав вбежала в студию даже не закрыв за собой дверь, сняла с проигрывателя пластинку, на которой пошла уже дорожка рекламы, и включилась. Никто сегодня не узнает, что делает с кожей новое средство для ухода от мадам Примпернель, плевать, рекламодатель перебьется один раз, - Дамы и господа, мы прерываем трансляцию для срочного сообщения - на деревню Хогсмид совершено нападение оборотней. Это не розыгрыш. Жители Хогсмида, если вы сейчас слушаете - оставайтесь в своих домах, впускайте людей, которым нужно укрытие. Остальные - любым способом сообщите в Отдел магических популяций и пожалуйста оставайтесь там, где находитесь, НЕ АППАРИРУЙТЕ сюда, это крайне опасно, если у вас нет специальной подготовки. Оставайтесь с нами, мы будем вести прямой репортаж с места событий.     

[nick]Alicia Laird[/nick][status]Si vox est - canta[/status][icon]https://i.ibb.co/NLZc06z/image.jpg[/icon][sign]-[/sign][info]<div class="lzname"> <a href="http://stayalive.rolfor.ru/viewtopic.php?id=76#p977">Алисия Лэйрд</a> </div> <div class="lztit"><center> 23; G|72, N</center></div> <div class="lzinfo">маглорожденная <br>ведущая вечерних новостей на Магическом Радио <br><br><a href="http://stayalive.rolfor.ru/messages.php?action=new&uid=6">совиная почта</a></div> </li>[/info]

+13

22

Чем больше Барти проводил времени вне своей семьи, тем сильнее он от нее отдалялся, находя среди других людей теплые отношение, которые не давали ему окончательно уйти в себя. Вот к таким людям он и собирался сбегать в гости, провести вместе праздник и почувствовать себя в уюте, что отсутствовал у него дома.
Крауч-Младший давно перестал посещать дом в праздники, когда почувствовал, что в Хогвартсе он ощущает себя гораздо лучше, а когда смог найти себе немного друзей - то и вовсе счастливым. Конечно все, кто собирался у Аниты дома, не были его друзьями, но это не являлось помехой, особенно, когда обещались настольные игры, в которыми Крауч увлекался исключительно во время каникул.

Перед тем как заглянуть в дом МакГонагаллов, Барти заскочил в магазин за подарками друзьям. Его вкус немного страдал и он любил дарить практичные вещи, типа нового красивого пера или какого-нибудь необычного цвета пергамента, на котором можно было оформить интересный доклад, или дарил книги, а порой какие-нибудь странности, вроде заспиртованных маленьких скелетиков животных в колбах, окрашенных в разные яркие цвета для красоты. Безделушка, но симпатичная зато…

Заглянув в магазин Писарро, Крауч долго провозился там, выбирая письменные принадлежности. Наконец-то, завершив свои мучения, он заодно сунул длинный нос в лавку Зонко, дабы набрать для отмечания праздника немного шутилок и чудо-хлопушек забавы ради. Дома вряд ли бы ему разрешили запускать фейерверки на заднем дворе, даже ради веселья матери.
Да и вряд ли когда-нибудь он еще их запустит, ведь выбор, сделанный им, перевернет всю жизнь и возврата уже не будет.

Крики заставили вздрогнуть и покинуть мир размышлений на тему Темного Лорда, на тему того, как изменится жизнь его и мамы, когда он уберет чертового отца, стерев его с лица мира.
- О, нет…

Покинув лавку, Барти увидел жуткую картину: снег в крови, люди мечутся по сторонам в попытках спрятаться от огромных хищников, раздирающих тех, кто попался, в клочья. Живая мясорубка, боль и страдания. Барти замирает и потом вздрагивает тощими плечами, когда окно лавки Зонко разбилось у него за спиной.
Крауч ничего не делал, он не шевелился, наблюдая за происходившим. Можно было потом свалить все на шоковое состояние, разыграть сценку, как он плачет и мечется, потому что боится теперь закрывать глаза по ночам, но на деле он просто смотрел, испытывая странные чувства, вроде тошноты и волнения, но не от страха, а от чего-то другого, темного.

Из оцепенения его отвлек мелькнувшая спина Сириуса Блэка. Не раздумывая, Крауч побежал следом, вспомнив, что Анита была в опасности, а какими бы темными не были цели у Барти, его друзья не должны были страдать да и выдавать себя было нельзя.
Преследуя Блэка, он находит другого - Регулуса. Тут от сердца отлегло, так как его друг был цел, жив, здоров, может немного напуган, но это естественно. Он хотел было последовать за Блэками в дом Аниты, но путь ему перегородил оборотень - явно кто-то из самой низшей касты. Смекнув, что медлить не стоило, так как его вряд ли кто-то знал в лицо из мелких слуг Темного Лорда, Крауч достал из кармана мантии волшебную палочку и без какой-либо жалости пустил в оборотня струю огня.
- Insendio! - тварь завизжала, мечась в муках, пытаясь потушить пламя, лизавшее шкуру. Подобная агония придала оборотню сил в последнюю минуту и он рванул прямо на Крауча-Младшего, заставляя его отпрыгнуть в сторону прямо в сугроб.

С собой

Волшебная палочка. Подарки из лавки Писарро и Зонко.

Заклинания

*Insendio — P (лат. incendo — «воспламенять, поджигать»)
Поджигает объект, на который направлена палочка, вызывает ровное довольно сильное пламя. Вполне возможно, что при употреблении этого заклинания на предметы или поверхности, не поддающиеся горению, пламя через некоторое время погаснет, оставив только те повреждения, которые нанесло бы кратковременное воздействие соответствующей температуры.

Маршрут

Лавка Писарро, лавка Зонко, оттуда уже последовал за Сириусом и оказался у дома Аниты, но на него напал один из оборотней.

Отредактировано Barty Crouch Jr. (2020-09-16 04:33:35)

+11

23

[icon]https://i.ibb.co/98RJKhJ/3.jpg[/icon]
Спеленатые магией тела на земле выглядели хило, неубедительно.  И где же, интересно, в этих обыкновенных, даже где-то щуплых тельцах прячется та ярость, которая с восходом луны вырвется на волю, превращая тщедушного недомага в мощного, матерого хищника. Алекто почему-то эта болезненная яростная сила представлялась сосудом огненно-алого зелья, спрятанного где-то в грудной клетке оборотня и раз в месяц разливающаяся по крови.
- Может, вскроем одного – посмотрим, а, Ле? – точно расшифровав ее заинтересованный взгляд, тоном демона-искусителя поинтересовался Амикус, который и приволок ей эти связанные и усыпленные магией тела оборотней. В борьбе за реноме Алекто пришлось большую часть дня провести на смене в Мунго, взвалив на брата все приготовления к вечерней феерии. И теперь – вместо просто пожелания удачи – дразнил ее странными идеями.
Алекто скользнула взглядом по спящему телу, будто примеряясь, как его лучше вскрывать, а потом вздохнула:
- Нет, не выйдет. Эти твари нужны все. Огромная стая должна быть, чтобы те, кого не загрызут, подохли от ужаса, - в обычно безразличном голосе Алекто звучали ноты сожаления.
Солнце между тем клонилось к закату.
- Пора, - признала Алекто и рефлекторно проверила палочку и крепление фляги с оборотным зельем на поясе.
- Что ж, давай-там, фейерверк веселья и чтоб живая, - пожелал Амикус и аппарировал по своим делам.
Алекто еще раз пристально посмотрела на валяющиеся у ее ног тела, и выбрав более ли менее приличное лицо, выдернула у его обладателя несколько волосков. Смешав трофей с глотком оборотного, Кэрроу превратилась в идеального двойника этой твари – скучного парнишку лет восемнадцати. На первое время сойдет, долго в этом теле Алекто задерживаться не собиралась.
Алекто приподняла тушки заклятием и аппарировала с ними на глухую окраину Хогсмита, где бросила недо-оборотней в ближайших кустах. До восхода луны оставалось не так много времени, даже если на валяющиеся тела обратит внимание кто-то из местных жителей, принять меры они не успеют. Алекто сняла связывающие чары и ослабила заклятие сна, чтобы никто не проспал восход луны. После чего Кэрроу поспешила в деревню, пора смешаться с толпой.
У чайной две девицы разглядывали витрины.
- Эй, красотка, с Рождеством тебя,– пользуясь чужим мужским лицом, развязно бросила рыжей Алекто и попыталась обнять. Та, естественно, кокетливо скривилась, будто бы оскорблена, но при этом заинтересована, - А может тут где-то рядом омела? А? – решив доигрывать до конца, поинтересовалась Алекто. Ответом был взгляд оскорбленной невинности. – Но нет, так нет. Заскучаешь, позови меня, - оскалилась улыбкой на чужом лице Кэрроу, весело принимая отказ, и поспешила исчезнуть. Свой трофей за этот спектакль – несколько рыжих волос – она уже получила.
Свернув за угол, Алекто снова глотнула оборотного, принимая новое обличие. Сливаться с предпраздничной суетой проще в образе деревенского жителя. Перспектива того, что кто-нибудь обратит внимание, что этой рыжей было двое в нескольких местах, - Кэрроу не пугала ни капли. Если все пойдет, как задумано, то эта рыжая и так к ночи будет в нескольких местах – голова на одном краю деревне, ноги на другом, а посередине все сгрызли.
Немного пообвыкнув в новом теле, Алекто вернулась к чайной, витрины которой так внимательно разглядывала рыжая. Если до восхода луны еще есть время на кофе с пудингом, - рассудила Алекто, входя в кондитерскую.
Кофейная гуща на дне чашки сложилась в кровавое пятно, в окне замаячила полная луна, на окраине раздался вой. Потом крики.
«Началось,» - поняла Алекто и незаметно сделала еще один глоток оборотного. Теперь стоило выбраться из этой чайной, где сквозь излишне украшенные окна было ничего не видно, и найти себе более удобный наблюдательный пункт.  Веселый праздник начался.

+

С собой - фляжка с оборотным зельем, пара волос рыжей девицы, палочка
В данный момент находится в чайной мадам Паддифут

+10

24

Ход совместно с Чарльзом Дэвисоном.

С собой

Личный значок.
1. Портключ, ведущий в отделение экстренной помощи госпиталя Святого Мунго.
2. Люминофор.
3. Мантия-невидимка.
4.  Антиаппарационные кристаллы.
5. "Щиты" — у Сандерса это медальон на шее.
6. Эвакуационные портключи.
7. Перочинный нож
8. метла в чехле с чарами расширения

Бывало так и прежде, чтоб одна боевая ситуация сменяла другую немедленно, без перерыва, когда не успеваешь не то, что дух перевести, а даже запас расходников пополнить. Случалось им и прежде терять ребят ранеными и даже убитыми. Но сегодняшний день был просто концентрацией всего плохого, неладного и неудачного. Сандерс не паниковал, он рассчитывал. Прикидывал в уме даже не шанс остаться в живых, в целых, в здравом уме и твердой памяти, а лишь оптимальный вариант войти в ситуацию и принести там хоть какую-то пользу. При минимальных вводных это была та еще задача.
Оборотни в Хогсмиде – это и много и мало информации одновременно. Достаточно, чтоб сообразить, что именно за ад там может твориться. И очень мало, чтоб дать ребятам четкие инструкции, куда им аппарировать и что конкретно делать. Команда «действуем по инструкции» не подходила, потому что не было среди их бесчисленных инструкций ситуации подобной этой. А «действуйте по обстоятельствам» - идеальный вариант положить еще полгруппы, если не всю.
Пока остатки его группы – шестеро боеспособных ребят…
…один убит, двое ранены… выживем – учтем…
…подбирались к нему на расстояние взгляда и команды, он соображал. Полминуты. Он определил себе полминуты на то, чтоб выбрать верный вариант. И, похоже, только утро покажет, насколько верным он будет.
Оборотни – значит, накрывать куполом пространство не нужно, мирные жители должны иметь возможность свободно аппарировать из деревни, и хрен с ним, если аппарируют и не мирные тоже, оборотни все равно никуда не денутся. Оборотни – значит, их помощники звук, свет, огонь. Скорость, маневренность и относительную безопасность группе дадут метлы. Но поселок большой, куда прыгать? По окраинам или в центр? Неплохо бы скоординироваться с коллегами с поста… если они еще там.
- Готовы? – всегда спрашивал. Не мог по виду определить, готов ли его подчиненный. Если тот визуально цел, не испачкан кровью и не дрожит с ног до головы, это совсем не значит, что он боеспособен. – Оборотни в Хогсмиде. Аппарируем на крышу точки, осматриваемся.
И все. Про «докладываем» или «начинаем по команде» или еще что положено было сказать – не сказал в этот раз, мало пока данных. Сам вынул из кармана свернутый чехол с метлой. Не все команды надо говорить вслух.

Что ж, про осматриваемся – это он не зря сказал. Внизу творилось такое, что впору было потерять голову, сорваться вниз и начинать причинять добро налево и направо.
Но в те секунды, что они аппарировали, еще одна мысль пришла Сандерсу в голову. Гениальную мысль легко распознать, она всегда приходит не вовремя. Например, на толчке. Или когда зеваешь. Или вот так, когда тебя раскладывает на составляющие, чтоб через миг собрать в нужном месте. И, похоже, не его одного она посетила – это второй признак гениальности мысли.
- Они не сами сюда пришли, - сказали ему сзади, и Сандерс коротко кивнул.
Это означало, что те, кто привел сюда мохнатых, вполне могут быть тут же, где-то в безопасности, вероятно, под чарами незаметности или невидимости. Наблюдать, страховать, гадить исподтишка. Плохо. И плохо то, что выявлять и ловить их сейчас – совсем не первоочередная задача. Первоочередная – спасать людей.
Движение на соседней крыше. Сандерс узнал охотника, а тот увидел и узнал их. Не поименно, конечно, но им поименно и не надо. Им надо…
Сандерс поднял руку, указал ему на своих и подал знак «вдвоем, в паре». Условные знаки у хитов и охотников почти не различались, может быть, за исключением каких-то узкоспециальных деталей. Тот понял, кивнул.
- Работаем с охотниками…
Голос их старшего, Хрен-С-Кем-То-Спутаешь-Дэвисона, усиленный чарами, помешал Сандерсу закончить.
- Внимание, работают охотники! Кто может - аппарируйте, используйте портключи. Это приказ! Не можете - прячьтесь в зданиях. Не ищите родных, вы нам только помешаете.
Тот случай, когда можно было не проговаривать команду целиком. Как работать в паре с охотником, каждый из них себе представлял. И это было намного лучше, чем если бы работали три пары хитов. Охотники знают, что и как делать с оборотнями, хиты знают, как обеспечить охотникам свободу действия. Группа быстрого реагирования, получив задачу, приступила к ее выполнению.
Сандерс поднялся на метле повыше и, увидев, где нужна помощь, стремительно скользнул вниз, сбивая атаку оборотня на испуганную девушку банальным петрификусом. Вообще, желание было – просто перебить ему хребет и забыть, это было проще всего. Но, если убить всех оборотней, это обрежет все нити к тем, кто это задумал и исполнил.
Потому что сунуться к волшебникам в полнолуние – это ну очень глупый акт самоубийства, такое могло прийти в голову одному отчаянному идиоту, ну двум. Но не десятку же враз.
Следующим действием Сандерса было уменьшить окаменелого хищника до размеров игрушки и, подхватив с земли, сунуть в пустой чехол от метлы. Не задерживаясь на месте, снова поднялся на метле вверх, над крышами, дальше исполнять свою работу.

локация

Обзавелся не мягкой игрушкой в проулке за магазином зелий Пиппина

+15

25

Между "Тремя метлами" и домом МакГонагаллов

с собой

Палочка, двое каменных бородавочника и Фоукс

Подарки Минерве и Элфиасу давно запакованы. Зачарованная, но приятная, как он надеялся, мелочь для всех остальных отправлена загодя. В замке царил рождественский дух, но ему пока некогда думать о празднике. Все это потом, завтра, когда он отправится к Дожу на праздничный обед. Пока ему надо еще разобраться с почтой, написать письмо в Германию, набросать кое-какие уточнения для Малкольма МакГонагалла и закончить наконец-таки ответ на очередной запрос Эйвери. Господин председатель попечительского совета в последнее время налегал с какой-то новой силой, и оно невольно заставляло задуматься о том, что же они (все эти в люди в черепах-масках, которых он при желании мог бы назвать по имени) ему готовят. Удар лично по нему? Он его уже заждался - это самый очевидный ход из всех. Альбус закончил письмо Малкольму и перешел к ответу для Эйвери. Кружка с ароматным чаем, совсем забытая, остывала на углу стола.
Альбус закончил ответ для совета и взялся за следующий документ. Запрос от завхоза, длинное как эссе отличника. Аргус никогда не мелочился. Дамблдор провел ладонью по лбу, вздохнул и принялся за чтение. Кое какие пункты вычеркнуть было легко, кое какие вызвали улыбку, а кое какие даже почтительный кивок. Он закончил со списком и устало потянулся, разминая шею и плечи. Взялся за кружку, но чай в ней давно остыл. Он заказал у эльфа новый, сделал кружок по кабинету и вернулся к столу. Следующим на очереди был ответ родителям Томасины Райт. По мнению Альбуса, Гораций был более чем способен справится в этим сам, но так уж быть, раз уж у нас Рождество. Письмо для мистера и миссис Райт Дамблдор вполне мог и надиктовать перу-секретарю, и призвав его, Дамблдор потянул руку за только что появившимся на его столе чаем. До кружки его пальцы так и не дотянулись. Кружка, а вместе с ней и держатель для перьев и кое какие документы слетели со стола сбитые внезапным появлением патронуса-козы с кривым рогом. Видение проскакало по столу и проблеяло голосом похожим на Аберфорта : "Возможно нападут на Хогвартс-экспресс. На Кингс-Кросс"
Возможно? Возможно, Аберфорт?? Дамблдор вскочил на ноги и бросил взгляд на тикающие в углу часы. Четверть восьмого. Поезд должно быть уже подъезжает к Лондону. И это если он шел по графику, а если нет, они могли уже находится в черте города. Альбус мог бы послать обратного патронуса с уточнением от куда у брата подобные сведения, но время.., времени не было.
В камин полетела горсть летучего порошка — Дежурного Департамента Охраны Магического Правопорядка. Срочно!
Но с дежурным у них не задалось. - Ваше имя?(да ты знаешь мое имя, некогда нам этой ерундой заниматся - но так ответить Альбус, конечно, не мог) — Как и где вы получили подобную информацию? (потом все вопросы из книжки, потом, сейчас совершенно некогда) — А почему вы уверены, что это не просто чья-то злая шутка? (Ты газеты вообще читаешь, радио слушаешь? На планерки ходишь?) 
Разговор уходил в никуда, а время сбегало дюжиной секунд за раз. Альбус прервал связь и бросил в камин еще одну горстью пороха, - Бертемиус Крауч старший.
Барти мыслил шире, дальше. Он понимал, какие последствия будут, если они проигнорируют это «Возможно». Крауч начал отдавать распоряжения еще не окончив разговор. Когда они закончили говорить, часы показывали без двадцати восемь.
Поезд. Они точно уже на подходе. Альбус махнул палочкой, - Expecto patronum!  - Серебряный феникс распахнул крылья. - Минерве, - проинформировал он серебристый образ -  Ожидается нападение!  - Феникс еще раз махнул крыльями и исчез.
Посылать патронус кому-то еще он не стал. Чем тут могла помочь горстка разбросанных по всей стране людей?! Оставалось уповать на Барти и ДОМП. И еще немного на то, что все оно было не правда. Глупая шутка, так ведь думал мальчишка в дежурной. Может быть, может быть. Ему будет трудно оправится от подобного удара по репутации, но это куда лучше чем нападение на поезд, на детей. Часы отбили без четверти восемь. Дамблдор собрал раскиданные патронусом брата бумаги и убрал разлившийся чай. Время, еще немного назад буквально несущееся вперед, внезапно остановилось. Ожидание было невыносимым.
Еще одна горсть порошка в потрескивающий огонь камина — Элфиас, ты дома?
- Разумеется, - отозвалась голова Элфиаса Дожа. Где же еще он должен был быть в такой час.
- Пришло предупреждение о нападении на поезд, - они знали друг друга слишком долго, чтобы требовалось пояснять какой поезд и чье нападение. Все прочее, светское и наносное, тоже давно потеряло важность. - Пока, - Альбус бросил взгляд на часы — без девяти минут восемь.  - Еще существует возможность, что это всего лишь шутка.
- Шутка?! Кому придет в голову так шутить?

- Да кому угодно, - фыркнул Альбус, но Элфиас был совершенно не виноват, что кто-то где-то в этой войне решил, что дети могут стать не просто случайными жертвами, а умышленными. К горлу словно обжигающий шар поднималась ярь - вот-вот доберется до самого верха и разнесет всех вокруг. Дети, вы - идиоты! Там ведь будут и ваши дети! Или хотя бы дети ваших друзей! Они говорили с Элфиасом и ярость немного улеглась, не надолго, ибо в десять минут восьмого через Айрис, дочь Элфиаса, пришло подтверждение, что нападение на вокзал реально. Альбус не выдержал, бросил старого друга и ушел к дальнему концу комнаты, к окну из которого открывался вид на окрестность и горящий далекими, праздничными огоньками Хогсмид. До туда новость еще не дошла, но дойдет, совсем скоро дойдет.
- Альбус, - позвал его мягкий голос Дожа и Дамблдор вернулся к камину.
- Полный поезд возвращающийся к родителям детей, - почему-то сообщил старому другу Альбус и тяжело опустился в кресло.
Элфиас молчал. Альбус тоже. Слова ничего не изменят, а делами нынче заняты другие. Авроры. Хит-визарды. Кто знает кого еще Крауч поднял по тревоге. Напольные часы отсчитывали минуты.
- В голове не укладывается, - задумчиво обронил Элфиас, мрачнея. - А я вот буквально сейчас сел упаковывать рождественские подарки. Тебе тоже, между прочим.
- Носки опять? - в полушутку огрызнулся Альбус.
- Я крайне редко дарю тебе носки, - возмутился, невольно поддаваясь, Элфиас. - Особенно принимая во внимание, сколько в мире другого хлама, который может тебе подойти.
Альбус засмеялся, вот только убежать в этот, славный и светлый, мир на долго никак не получалось, - Я не смогу придти к вам на обед, - почему-то решил озвучить очевидное Дамблдор, - Извинись за меня перед Артуром.
- На рождественский, нет, но есть множество других обедов, на которых мы будем ра...
Дослушать Элфиаса не получилось, за спиной начал тревожно клекотать Фоукс, а когда Дамблдор повернулся к нему, в комнату, второй раз за вечер заскочил патронус Аберфорта, - "Оборотни наводнили Хогсмид" .
- Нет, - срываясь с места воскликнул Альбус. Нет, нет, нет, бормочет он себе под нос и стремительно разворачивается к камину. - Второе нападение. Оборотни в Хогсмиде. Там ярмарка, я должен идти, - я должен бежать, но бежать никак не получится, бежать могут позволить лишь только те, кто ни за кого не в ответе, - Свяжись с Министерством…
Элфиас свяжется с ДОМП, объяснит и втолкует, без подмоги они не останутся, об этом он может уже не думать.
Комната снова вспыхнула синеватым светом и перед ним появился еще один патронус. Аспид Стерджиса Подмора. Серебристая змейка обогнула Альбуса и несколько нервно прошипела подтверждение — в Хогсмиде оборотни. Знаю, мальчик мой, знаю уже, но все равно спасибо.
Альбус схватил макрофон или микрофон, так кажется звалась эта магловская штука со штативом с прикрепленным к ней двойным кругом и гордой надписью «On the air”. Подарок от другого Артура. Уизли. Артефакт при желании могущий перекрыть радиовещание и дать ему возможность сделать сообщение на всю страну, но сейчас Альбусу было необходимо сделать сообщение только в пределах территории школы. Он переключил маленький рычажок на коробочке именуемой Артуром передатчик(вполне подходящее название, раз уж оно передавало звук его голоса дальше, Альбус даже не спорил).
- ГОВОРИТ АЛЬБУС ДАМБЛДОР.  Я ОБЪЯВЛЯЮ В ШКОЛЕ ЧРЕЗВЫЧАЙНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ, ВСЕМ УЧЕНИКАМ НАХОДЯЩИМСЯ НА ТЕРРИТОРИИ ШКОЛЫ НЕМЕДЛЕННО НАПРАВИТСЯ В ГЛАВНЫЙ ЗАЛ. СОТРУДНИКАМ И ПРЕПОДАВАТЕЛЯМ - СБОР В ХОЛЛЕ ЧЕРЕЗ ПЯТЬ МИНУТ. - Хотелось сказать сейчас же, но замок огромный и даже пяти минут могло оказатся не достаточно, чтобы добраться до холла. Альбус на секунду задумался, потом отложил микрофон в сторону.
- Expecto patronum!  - Хагрид, скорее всего, уже в поселке, но рисковать Альбус не собирался, - "Где бы ты не был - в Хогсмиде оборотни".  И серебристый патронус- феникс, отпущенный на волю, снова сорвался с палочки.
Альбус перешел из личных комнат в кабинет. Портреты бывших директоров, все на своих местах, все проснувшиеся и бодрые. Они тоже слышали, все слышали и никто из них не проигнорировал, даже обычно сварливый Финеас. Слово оборотень сработало даже на Блэка, но злорадствовать совершенно не было времени. - Оповестите все привидения и портреты. Найдите всех школьников, которые сейчас находятся на территории и перенаправьте в главный зал. Никто не должен быть забыт или потерян. Никто!
Повторять он не собирался, но бывшие главы школы были согласны и так, большинство по крайней мере, а этого должно было быть достаточно.
- Фоукс, - призвал Альбус Дамблдор и аппарировал вместе с птицой в холл.
Смотритель со своей кошкой, мадам Пинс, Поппи и Помона уже тут. Школьники, кто по одному, кто парами, а изредка тройками стекались к главном залу. Среди них почти нет старших курсов, но Альбус пока тщательно гнал прочь мысли о том, где они сейчас и что с ними происходит. Еще через миг появился Филлиус, Сильванус и Роланда. По лестнице ведущей к его покоям, запыхавшийся и чуть ли не  вполуприпрыжку, сбежал Гораций. Вид у Слагхорна был одновременно праздничный и слегка растрепанный(никак куда-то собирался).
- Простите, я.. , - почему-то начал Гораций, но его слова заглохли под взглядом Альбуса. Минерва в Лондоне, остальные в сборе, а кто нет, придется подхватывать на ходу.
- В Хогсмиде оборотни, я не знаю сколько и почему, - сообщил он собранию. О поезде знать им не обязательно. Потом, все потом. Ждать и вникать в индивидуальные реакции, у него не было времени. У людей в поселке оно закончилось еще  четверть часа назад. Много, много, слишком много времени уходило на все это, но без этого будет еще хуже.
- ДОМП извещено, - я верю в тебя Элфиас, - Но мы должны помочь им продержатся до прихода сил правопорядка. Филлиус, Роланда — метлы и в поселок. Помона, Ричард, - Ричард, это только что появившийся со стороны учительской и подозрительно взлохмоченный куда как основательнее Горация стажер при преподавателя ЗоТИ, - на метлах или своим ходом, - Флитвик и Хуч не дожидались дальнейших указаний, развернулись и поспешно ушли -  время дорого. Каждая секунда и каждый миг.
- Сильванус, - Дамблдор смерил взглядом преподавателя ухода за магическим существами, духом он более чем боец, а вот телом.., Альбус не был уверен, - решать тебе самому.
- Аргус. Ирма — на вас оставшиеся в школе дети. Поппи, возьми тех кто потолковее, нам придется оказывать первую помощ.
- Гораций, - Альбус повернулся к Слагхорну. Декан Слизерина замер, будто ожидая, что его тоже кинут на передовую, - Пока меня не будет - ты в ответе за школу. Никто кроме вышеуказанных мной имен не имеет право покидать территорию, - отдал он еще одно, напуствующее указание. Оглядел пасмурные лица взрослых вокруг, бросил взгляд назад, на парочку испуганных первокурсников, и мягко и ободряюще улыбнулся. Внутри клокотала ярость, но она не для них, она для тех, кто все это организовал.
Альбус оглянулся на Фоукса и снова аппарировал.
Главные ворота замка. Хруст снега под ногами. Морозило и он только сейчас ознал, что даже и не подумал о том, чтобы накинуть на себя что-то теплее, но не до этого сейчас, там, чуть дальше, над поселком взрывались огоньки вызова охотников и аврората. От сюда оно почти-что похоже на праздничный фейерверк, но скрывало в себе куда более как зловещий смысл.
- Piertotum Locomotor - очередное заклинание сорвалось с палочки Дамблдора и чуть подвигав каменными крыльями, двое сидящих на столпах ворот бородавочника спрыгнули на землю рядом с директором.
- Нам надо прикрыть детей, - почему-то сообщил им Дамблдор. Бородавочники не более чем каменные изваяния, но одновременно они часть замки, сплетенной годами магии призванной оберегать и защитить учащихся школы.
Альбус призвал феникса и они все вчетвером снова аппарировали.
Снег на каменной мостовой на развилке Хай-стрит с Холлихог-роуд давно превратился в жидкую кашу и у Альбуса тут же промокли, одетые лишь в легкие домашние туфли, ноги. Внимание волшебника зацепилось за что-то красное, Альбус сделал шаг. Туфля, вернее ярко алый женский полу-сапожок. Чуть дальше втоптанный в грязь плюшевый медвежонок, почти такой же какой он когда-то дарил внуку Элфиаса. Гнев, вынужденно улегшийся пока он разбирался со школой, снова подкатил в горлу. Бородавочники, по одному с каждой стороны от Дамблдора, мотали клыкастыми головами и рыли землю копытами. Они будто чувствовали настроение в котором сейчас находится призвавших их маг и буквально рвались вперед.
Света праздничных фонарей и луны было более чем достаточно, чтобы видеть что происходит. Оборотни. Один, два, и еще трое. Таких совпадений просто не бывает. Поезд и теперь вот это, не один, не два, а кто знает какое количество оборотней по середине праздничной ярмарки. И я вам обещаю, придет день и я возьму с вас каждого за эту боль и страх. Это он не волкам, это он трусам и подонкам за масками-черепами.
Альбус сделал еще несколько поспешных шагов в глубь Хай-стрит.  Взгляд волшебника устремился к белому, уже замызганный кровью, силуэту волка над распростертым телом.  Чтобы выпустить ярость на волю, Дамблдору больше ничего не требовалось, - Вперед, - отдал он команду бородавочникам, тут же ушедшим в таран с прицелом на белого волка, а затем сопровождающих его хищников.
- TINNIRE GARULPFHUUM MAXIMA, - палочка Дамблдора взмыла вверх, выпуская на волю весь тот огонь, что горел внутри.
Где-то чуть в стороне, видимо выбирая другую улицу пролетели Филлиус и Роланда.
Где-то над головой оглушительно заверещал громкоговоритель, а еще через миг раздался голос извещающий о прибытие охотников.

Действия

Аппарирует вместе с бородавочниками и Фоуксом на развилку Хай-стрит с Холлихог-роуд, затем начинает движение по Хай-стрит в сторону дома МакГонагаллов. Посылает бородавочников в атаку на Седую и ее "стаю" - бородавочники таранят и отбрасывают волков от людей, убить не пытаются, но и не щадят. Как говорится, попал на клык, сам виноват.
Кастует заклинание

+

Заклинание

Согласовано с админами.
*Piertotum Locomotor (англ. pier — “подставка, постамент, пилястра”,  лат. totus — “весь, целый”)
Оживляет статуи, латы рыцарей, любые фигуры на постаментах, подчиняет оживленные объекты воле мага. Эффект временный, долговечность эффекта зависит от силы мага.

Соданная на месте модификацией Tinnire — P, F(Жертва слышит визг в ушах.)
Версия от Альбуса "не злите дедушку" Дамблдора:
"Волчий свисток" — Tinnire garulphus — цель единичный вервольф.
Tinnire garulphuum maxima — площадное заклинание влияющее на всех оборотней в радиусе действия. Создает звуковую/шоковую волну работающую исключительно на волков. Радиус и сила воздействия зависит от силы волшебника. Имеет несколько ступеней-радиусы поражения.(потом отдаем охотникам, если они того пожелают)
Зоны поражения от эпицентра в лице Дамблдора:
Ground Zero - В прямой близости может нанести вполне себе реальные физические травмы требующие лечения.(мозги из ушей потекут)
I зона 3-5 м — полная дезориентация, потеря слуха, нарушение баланса, проходит в течении получаса.
II зона 5-15 м — полная дезориентация, потеря слуха, нарушение баланса, проходит в течении нескольких минут.
II зонаI15-30 м — полная дезориентация, потеря слуха, баланса, проходит за пару секунд.
VI зона 30+ м — заложены уши, на миг дезориентирует(уровень тряхнул голову и забыл).

Серая и ее стая на стыке Первой и Второй зоны(или как кости лягут).

+19

26

Сначала Мунго, затем неподалеку от дома Аниты

Лили старалась не поддаваться панике, когда среди сотрудников Мунго началась какая-то возня, вскрики и отрывистые указания взволнованных голосов целителей. Она была рада тому, что с платформы ей удалось увести хоть какую-то часть учеников. Благо, дети были всего лишь напуганы, но целы. Сейчас она передала их попечению приветливых медсестер и немного свободнее вздохнула. Но оставались еще и другие группы, вверенные другим старостам или просто те, до кого она не успела добраться или Джим..
Джеймс. Внутри расползался липкий холод, когда она только допускала мысль о том, что он пострадал в этой суматохе не вокзале. Он обещал ее найти, но кто знает где он сейчас и что с ним.
Нет, я не буду об этом думать сейчас, иначе не смогу быть собранной..
Лили мотнула головой, отгоняя от себя все самые темные мысли. Но становившиеся все громче звуки и мечущиеся по коридорам целители только подстегнули ее страх. Лилс подошла ближе к стойке регистрации и тут ее глазам предстала ужасная картина. Врачи, чьи лимонные халаты почти у всех были в крови, и все новые и новые апппарирующие пострадавшие и их родственники. Лили думала уже, что с платформы почти всех эвакуировали, да и рваные раны на телах некоторых поступивших были явно не от перевернувшегося поезда или заклятия. Что-то еще происходило, а Лили только с ужасом наблюдала за этим потоком раненых.
- Что случилось? Откуда столько пострадавших? - оцепенело спросила Эванс у обеспокоенной привет-ведьмы, которая не успевала регистрировать всех.
- В Хогсмиде оборотни. - коротко ответила ведунья, даже не глянув на Лили, которая резко побледнела, услышав эти слова.
Мало было вокзала, так еще и в деревне оборотни. Оборотни! Лилс знала, что это означает, что как минимум Люпина будет удержать в пять раз сложнее, а Джеймс уехал на каникулы с ней. Джим и Сириус были основной силой, которая удерживала Лунатика в узде, благодаря тому, что их анимагическая форма была крупными животными. Питер ничем особо не мог повлиять на огромного волка в образе крысы. Значит оставался только Сириус.. Если он в Хогсмиде, а там еще и Люпин... Она готова была паниковать, так как страх затмевал за близких затмевал все. Лили помнила, что еще все ее друзья должны были собраться у Аниты МакГонагалл, в Хогсмиде, а значит сейчас все там! Почти все!
Мимо нее провезли каталку, на которой вдруг девушка увидела девушку с Хаффлпаффа, Ризер, ее хорошую знакомую. Потом появился едва держащийся на ногах рейвенкловец, с которым Лили часто работала на Травологии. Паника захлестнула ее и несмотря на запрет Джеймса, который обязал ее вернуться к родителям, Лили аппарировала в Хогсмид.
Она не могла сидеть на месте или вернуться в отцу и матери, потому что все ее знакомые и друзья были в опасности. Может кому-то нужна помощь, может кого-то нужно срочно спасать... Лили старалась не думать о Сириусе, который мог быть следующим пациентом в Мунго, о Люпине, который мог нанести вред своим друзьям, даже не осознавая этого, все мысли о Джеймсе она вообще отгоняла, так как ее в тот же момент охватывало желание кричать до хрипоты от этого разъедающего все нутро страха.
Но самый настоящий ужас ждал впереди. Никакие ее представления о нападении на Хогсмид не шли в сравнение с картиной, которая предстала ее глазам, когда Лил появилась у дверей какого-то небольшого дома. Она посмотрела вправо и поняла, что дом Аниты всего в нескольких шагах, через пару домов от этого. Перед ее глазами открылась вся улица, покрытая кровью и ошметками человеческих тел. К горлу подступила тошнота и ее чуть не вывернуло прямо на улице. По снегу, ставшему красным от крови метались с криками люди, где-то послышался звон стекла, затем неподалеку раздался утробный рык и неприятные чавкающие звуки. Она заметила как в конце улочки огромный оборотень отрывал куски мяса от какого-то тела. Разметавшиеся по снегу темные волосы чуть не лишили Эванс сил: на секунду ей показалось, что это Томас или Сириус, но потом поняла, что ей всего лишь показалось. Пока зверь был занят едой у нее был шанс обезвредить его, она уже подняла палочку, как вдруг ее отбросило назад, в проулок между домами, взрывом, который раздался в доме напротив. Лили, сжав палочку в руке, едва устояла на ногах, вжимаясь в стену одного из домов. Мимо промчался кто-то из авроров. Значит Министерство уже в курсе... Лилс осторожно выглянула из проулка, глядя как аврор отбрасывает оборотня от тела, больше поблизости волков пока не было, поэтому нужно было воспользоваться возможностью и найти друзей. Она метнулась к дому Аниты, краем глаза заметив какие-то слишком знакомые силуэты у его дверей и вдруг появился еще один человек, а наперерез ему откуда-то выскочил оборотень. Мужчина взмахнул палочкой и волк оказался охвачен пламенем, мечась, скуля и стараясь потушить волшебный огонь. Но в последнюю секунду ринулся прямо на волшебника, который вовремя отпрыгнул в огромный сугроб.
- Остолбеней Дуо! - Лили выкрикнула, взмахнув палочкой. Ей очень нужно было прорваться к дому Аниты, да и мужчине явно не помешала бы помощь, пусть даже и школьницы.

Заклинания

Остолбеней — Оглушающее заклятие. Парализует и отбрасывает противника.
Остолбеней Дуо — более мощная версия Остолбеней

+9

27

С момента появления на окраинах Хогсмида первого волка прошло не больше десяти минут, в течение которых рождественская деревушка превратилась в полыхающий филиал Ада: тут и там раздавались крики о помощи, сверкали вспышки заклинаний, на Хай Стрит разгорался частный двухэтажный дом по правую руку от Совиной Почты — огненные всполохи разрывали декабрьскую ночь, сопровождаемые бешеным воем на кровавую Луну. Расправившийся с молодой волшебницей Новичок, успел высунуться из-за угла магазина ровно в тот момент, чтобы увидеть замершую над распростертым на снегу телом девочку, совсем ещё ребёнка. За считанные доли секунды он преодолел небольшое расстояние, чтобы в одном верном прыжке сбить с ног намеченную жертву. Тем не менее, на крик девчонки из трактира успел выскочить обросший старик, размахивая чем-то тяжелым, на поверку оказавшимся кочергой, со свистом пролетевшей в опасной близости от головы оборотня. Не успел увернувшийся Новичок среагировать, как от хозяина чугунной утвари последовало прицельное Alarte Ascendare, и если бы не животное чутьё волка — многофунтовая туша Новичка украсила бы собой ночной воздух (7 против 10). Укусив на прощание малышку Бобби (согласовано с игроком), оборотень растворился в ночи, а говорящий патронус от Аберфорта стремительно унёсся в направлении Хогвартса.
Совсем недалеко, у чайной мадам Паддифут, ещё один ликант прыгнул на  Стерджиса Подмора, выпустившего стрелу в грудь другому волку, но промахнулся в прыжке. Роуэн Росс, на глазах которой произошло нападение, только что потеряла из зоны видимости собственного мужа, однако успела кинуть неточный «ступефай» в атакующую особь, чем успешно отвлекла его от цели (оглушающее ушло мимо, согласовано с игроками).
С крыши «Сладкого Королевства» очередное заклинание от молодой ведьмы Эммы Фарли прилетело точно в цель (6, кидалось в нпс — нет ответного действия), заставив нёсшегося за Лией волка сиротливо взвизгнуть и упасть в грязную кашу истоптанного снега. Оказавшаяся у подножия магазина Рихтер без промедлений вызвала отряд охотников из Министерства, выпустив в небо сноп белых искр.
Тем временем, основное действие разгоралось на Хай Стрит, куда спешила целая стая под предводительством белой волчицы. Седая вела своих на скопившихся у лавки Зонко людей, большую часть которых составляли подростки. Пиршество началось без промедлений: темноволосая девчонка (Сивилла) в синем шарфе Рейвенкло вполне неожиданно приложила увесистым «редукто» одного из волков — ровно в тот момент, когда на улице показался ее ошарашенный сверстник. Регулус в ужасе обводил взглядом то, во что превратилась деревня, словно в трансе шагая по ставшему вдруг алым снегу.
Спасение пришло, откуда не ждали: едва не проехав на филейной части мимо обозначенного пункта, старший брат мальчишки — Сириус — успел буквально за шкирки оттащить обоих подростков из волчьего средоточия. Все трое за долю секунды оказались у дома Аниты, колотя в запертые магией двери. Туда же стремилась и хрупкая рыжеволосая гриффиндорка, по пути попытавшаяся оказать помощь одному из оказавшихся под атакой оборотня волшебнику.
Оставшийся в эпицентре выпускник Слизерина замешкался всего на мгновение, когда один из мощных волков, явно молодой, с яростным воодушевлением бросился на тщедушного подростка, который довольно строптиво вытащил волшебную палочку. Взмах — брошенное младшим Краучем «инсендио», что ударило в перегородившего ему путь оборотня, прорвалось в близлежащий дом, охватывая огнём деревянную постройку. Выскочивший из окна первого этажа мальчишка, бросился наутёк к соседнему дому, куда ему и велела идти Делорес Рид, оказавшаяся под одной крышей с малышом и теперь, когда пламя охватило весь этаж, лишившаяся путей к отступлению.
Дом МакГонагалов, ставший своеобразным бастионом школьников в ту ночь, был готов к приему и отправке пострадавших в Мунго. Пара белых искр вызова охотников взвилась в воздух и на этом конце деревни, когда Эшвард высунулся из окна первого этажа. Беатрис готова была оказать первую и самую необходимую помощь любому, кто сможет добраться до дома, а Томас, схватив две хранившееся в подвале метлы, выскочил через заднюю дверь, в надежде притащить в относительно безопасное место хоть кого-то. К облегчению ребят, к дому уже прибыли взрослые волшебники, что означало одно: их шансы на выживание возросли. Гестия направилась в дом, готовая к транспортировке раненных в госпиталь, а Роберт остался снаружи. Дом слева начал заниматься пламенем, когда в дверь с бешеным ревом ввалился примчавшийся от «Кабаньей Головы» Новичок (согласовано с Рид).
В какое-то мгновение оглушительная музыка из местной радиостанции раздалась над всей деревней, после чего репродукторы отключили. Трансляция с места событий, которую ведет Алисия Лэйрд, мало помогала оказавшимся в беде магам, но это лишило деревню новых посетителей ярмарки и потенциальных жертв оборотней.
Громовым оповещением по улицам разлетелся голос прибывшей на место происшествия группы Сандерса, сопровождаемой охотниками под командованием Чарльза Дэвисона: ДОМП занял позиции у «Зелий Дж. Пиппина», попав в самую гущу событий.
Оповещенный о случившемся Альбус Дамблдор прибыл на угол Холлихог Роуд и Хай Стрит, откуда начал движение к дому МакГонагаллов в сопровождении двух бородавочников, которых он незамедлительно направил на белую волчицу (5 и 7 (4 и 6, +1 модификатор), у Седой есть возможность ответных действий). Не давая оборотням опомниться, директор Хогвартса применил на них авторскую чару, делая ставку на полную дезориентация, потеря слуха и баланса, для восстановления которых понадобиться не меньше минуты (сила волны: 2, модификатор +2, итог: 4). Оказавшиеся в зоне поражения волки с диким визгом прижались к земле, молотя мощными лапами по багровому от крови снегу. Находившиеся ближе к волшебнику особи, без чувств повалились наземь: из ушей и глаз ликантов  темными струями сочилась кровь.

Алисия была не единственной наблюдательницей: в чайной мадам Паддифут и на крыше «Палочек Олливандера» мрачными тенями скользят безмолвные фигуры тех волшебников, кому на этом дог-шоу отведены лучшие места в партере.
_____________________________________________________________________________________________________________

карта

http://forumuploads.ru/uploads/001a/c7/fc/2/293895.jpg

Игротехника:
На карте обозначено актуальное на конец круга расположение персонажей. Если ваш персонаж куда-то перемещается - пожалуйста указывайте это в пункте "локация". Чтобы посмотреть карту в полном размере, откройте ее в новой вкладке.

Персонажи разделены на "группы" по местоположению, мобильность между группами свободная, можно перемещаться куда хотите. На следующий круг группы могут сильно измениться и сменить основное место "кучкования".
ВНИМАНИЕ: поскольку участников в квесте много, мы введем следующую систему очередности - одновременно независимом отписываться в квесте могут персонажи из разных "групп". То есть в очередности ходов будут обозначены сразу несколько персонажей (К примеру: Дамблдор, Эмма Фарли, Подмор). Это должно ускорить отпись.

Если персонаж был атакован после своего хода в круге, у него есть возможность заявить ответные действия и реализовать их в следующем круге, уже имея результат ответного броска.

Если у вас есть какие-то уточнения или дополнения - пишите.
_____________________________________________________________________________________________________________
Общая ситуация:
Люди с улиц разбегаются кто куда, кто-то аппарирует, кто-то прячется в домах и лавочках. Народу все еще много, но толпа редеет. Музыка, которая играла из репродукторов, стихла. Голос Дэвисона "— Внимание, работают охотники! Кто может — аппарируйте, используйте портключи. Это приказ! Не можете — прячьтесь в зданиях. Не ищите родных, вы нам только помешаете." хорошо слышен на участке от "палочек Олливандера" до "Чайной Паддифут" и "Головных уборов МакХэвелока". В деревню прибывают охотники, хит-визарды и авроры, их больше, чем обозначено на карте (обозначена только группа Сандерса).
Оборотни на карте обозначены все.
Гражданские-нпс - не обозначены, просто знайте, что людей на улицах еще много.
Нпс-сотрудники ММ - обозначены не все, только группа Сандерса. Их больше, прибывшие начинают эвакуировать гражданских и перекрывать участки улиц, чтобы блокировать оборотней и защитить гражданских.
_____________________________________________________________________________________________________________ 
Что где происходит:

Группа №1 у Зонко и дома МакГонагаллов.

Анита - заклинанием отбрасывает оборотня-нпс от дверей, спасая раненого старика, затаскивает его в дом, аппарирует с ним в Мунго.
Альма - убивает мужчину.
С ней же 5 оборотней-нпс, все неподалеку на улице.
Беатрис - в доме МакГонагаллов.
Сивилла - Reducto в оборотня-нпс в Зонко (9), причиняет серьезные повреждения, оборотень выведен из строя. Возле дверей дома МакГонагаллов вместе с Сириусом и Регулусом.
Регулус - возле дверей дома МакГонагаллов вместе с Сириусом и Сивиллой.
Томас - чарами запирает изнутри дверь в дом МакГонагаллов, через окно вызывает охотников, запирает окно, спускается в подвал дома, выносит оттуда метлы, открывает заднюю дверь.
Делорес - пробирается в соседний с МакГонагаллами дом. Спасает оттуда ребенка, отправив его в дом Аниты. Дом, где находится Делорес, подожжен, на первом этаже разгорается огонь. До начала пожара в дом проникает оборотень (Новичок).
Сириус - бомбарда в одного из оборотней Альмы, промахивается, вместо этого разнося витрину Зонко (4). Возле дверей дома МакГонагаллов вместе с Сивиллой и Регулусом, стучит в парадную дверь.
Роберт - На пороге дома МакГонагаллов у задней двери.
Гестия - Входит в дом МакГонагаллов через заднюю дверь, запирает ее и зачаровывает duro.
Барти - У дома МакГонагаллов, поджигает шкуру одного из оборотней Альмы инсендио (7).
Альбус - Tinnire garulphuum maxima на оборотней у дома МакГонагаллов (2, +2 модификатор), часть оборотней в 3й зоне (потеря слуха, баланса, дезориентация на несколько секунд), часть в 4й (то же самое, но на пару секунд).
Каменные кабаны - атакуют Альму (4), (6) (+1 модификатор).
Лили - оглушающее в оборотня Альмы, атакующего Барти (4), особого эффекта не производит.

_____________________________________________________________________________________________________________

Группа №2 у Чайной Паддифут

Подмор - кидает Reducto в оборотня-нпс, причиняет тяжелые повреждения, оборотень выведен из строя. Sagitta во второго оборотня-нпс (10) - серьезная рана, оборотень выведен из строя.
Квинтус - Убивает ребенка. бросается на Подмора с целью сбить с ног, но промахивается (3).
Роуэн - Stupefy в Квинтуса, промахивается (по согласованию), но отвлекает оборотня в момент прыжка. 
Алекто - под оборотным в какую-то рыжую девушку, внутри чайной.
Сандерс - на метле над улицей. Трансфигурировал одного оборотня-нпс в статуэтку (5) и забрал с собой. Сандерс, тебя может ждать сюрприз в следующем круге....

_____________________________________________________________________________________________________________

Группа №3 у Кабаньей Головы

Новичок - убивает женщину. Нападает на Роберту и кусает. Уворачивается от атак Аберфорта и удирает проулками к "зельям Пиппина" на Хай-стрит, оттуда в дом по соседству с МакГонагаллами.
Роберта - убегала от оборотня (Новичка) в сторону "Кабаньей головы", укушена, но тяжелых травм не получила.
Аберфорт - бьет Новичка кочергой (4) - удар проходит вскользь, не причиняя серьезных травм (уворот на 9), его же - Alarte Ascendare (7). Оборотень уворачивается (10), его только слегка подбрасывает. Но от девочки отстает и убегает.

_____________________________________________________________________________________________________________

Группа №4 у Сладкого Королевства

Лия - вызывает "охотников". Сталкивается с оборотнем-нпс.
Эмма - после спасения двух подростков с улицы у "зелий Пиппина" прилетает на метле на крышу "Сладкого Королевства". Invertum Statim в оборотня-нпс, нацелившегося на Лию (6). Сбивает оборотня с ног, серьезных повреждений не причиняет.
Алисия - находится в здании "магического радио", ведет трансляцию.

_____________________________________________________________________________________________________________

Одиночки:

Рудольфус - на крыше "Палочек Олливандера", наблюдает.

_____________________________________________________________________________________________________________

скрины по кубикам

http://forumuploads.ru/uploads/001a/c7/fc/2/698851.jpg
http://forumuploads.ru/uploads/001a/c7/fc/2/432870.jpg
http://forumuploads.ru/uploads/001a/c7/fc/2/403853.jpg
http://forumuploads.ru/uploads/001a/c7/fc/2/472479.jpg

_____________________________________________________________________________________________________________

для ответных действий

[nick]GM[/nick][icon]http://forumuploads.ru/uploads/001a/c7/fc/2/32724.png[/icon]

+10

28

Как можно было вообще сохранить самообладание в этом диком хаосе? Когда ты словно бы со стороны смотришь фильм ужасов, а все реакции жутко заторможены от шока и не согласия с разумом, что это происходит здесь и сейчас в реальном мире. Что гибнут люди под натиском сошедших с ума ликантропов, впору просто хорорр снимать, только вот на эту лирику не было времени и сил.
В голове отчаянно билась мысль о том, что нужно держаться до последнего и ждать подкрепления, сообщение было отправлено и если уж верить не в лучшее, так хотя бы в Альбуса Дамблдора и аврорат.
И в свои силы.
Возможно, будь он один на один с оборотнями, то устроил бы фееричную погоню за ними, постарался бы обезвредить максимальное количество врагов, но у него за спиной была некогда уютная чайная, а в ней дети и маги, многие из которых по тем или иным причинам не могли аппарировать вот так сразу или выбраться из этого Ада иными путями. Им нужно было дать время и не позволить ни одному оборотню проникнуть туда и навредить им.
Стерджис остро ощущал свою ответственность да хотя бы перед тем малышом, которого успел туда спровадить.
Сантименты – это, конечно, не его тема, но базовых человеческих качеств и эмоций он не был лишен, особенно в подобных ситуациях, когда не было ничего важнее и ценнее чужих жизней.
Говорят, дуракам и новичкам везёт.
Стерджис не относил себя к первым, да хотя бы потому что был слизеринцем и этим всё сказано, дураки это по части гриффиндора, которые так и норовят погеройствовать… так, а чем он сейчас занимался?
Как бы то ни было, первое же его заклинание попало точно в цель и о том оборотне можно было забыть.
Что же касалось второго… натренированность и меткость, спасибо частым упражнениям с арбалетом, стрела похоже метко угодила в область сердца и однозначно ликвидировала и этого незваного «гостя».
Вот с третьим он не успел так быстро среагировать.
Но смог увернуться благодаря тому, что на горизонте замаячила женская фигура, по доброте душевной послав в блохастую псину заклинание, что его и отвлекло.
Мысленно поблагодарив даму, Стерджис больше медлить не стал, переходя в атаку.
- Insendio! – при удачном исходе заклинания вонять будет нестерпимо палёной шерстью, но в сложившихся обстоятельствах строить из себя благородного мальчика он не стал, выбирая наиболее мощные и эффективные заклинания против ликантропов из того арсенала, которым он сейчас владел.
- Аппарируйте, черти вас дери! Здесь опасно находится и лучшее, что можете сделать это переместиться как можно скорее в безопасное место! – крикнул Роуэн, после вновь переключаясь на оборотня в считанные секунды.
- Expulso! – вишенкой на торте было его любимое заклинание, за которое он неизменно благодарил друга их семьи, что первым делом обучил его именно этому, да и к черту всякие целительские и прочие чары, ребенку конечно же в первую очередь понадобилось бы взрывать и крушить. Восхитительная логика, но на работе это не раз спасало ему жизнь и не только ему.

Магия

[status]Мы все умрём[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/001a/c7/fc/72/747478.gif[/icon]

Отредактировано Sturgis Podmore (2020-10-18 00:03:39)

+15

29

Мистер Дамблдор…Не будете ли вы так любезны рассказать, что Вы делали сегодня в течение дня?
Мистер Эшфорд, к Вам, случайно, не заходил мой папа?
Папа!
Папочка!!!
Из Бобби вырывается только невразумительный визг, когда что-то на сбивает с её с ног, наваливается. Она кричит коротко, когда удар о землю выбивает из нее воздух и дух, но потом в ней парадоксально находится и то, и другое, чтобы заорать, стоит только зубам вонзиться ей в плечо. Трещит ткань пальто, трещат, ломаяс, под стальной хваткой челюстей, хрупкие косточки.
Бобби кричит и не слышит ничего из того, что происходит вокруг. Чужие заклинания летят мимо, заглушаемые собственным высоким визгом, а неполный десяток лет жизни, по всей видимости, оказывается слишком коротким, чтобы заметить, как он проскакивает перед глазами. Перед ними у Бобби сразу за вспышкой боли, неведомой ей никогда раньше и не сравнимой еще ни с чем, что довелось испытать когда-либо, по силе, становится ослепительно темно.
Бобби не знает, что на самом деле плотно зажмурилась, что кроме сломанного плеча с открытой раной после укуса, где пульсирует и тянет так, что вот-вот разорвет её пополам, у нее болит еще что-то. Что при падении она содрала себе о мостовую кожу у виска и на щеке и заработала с десяток синяков.
Потом она не понимает, как так получилось, что все резко закончилось. Ни тяжести сверху, ни чужого дыхания, теплым воздухом греющего долю секунды ухо. Остается только боль в плече и полная темнота перед глазами.
Зато Бобби больше не кричит. Кричать ей, кажется, больше нечем, и только с хрипами и стонами вырывается из груди короткое и тихое:
- Папа. Папочка...   
Бобби плачет, как бы позорно это ни было для той, кто выучила почти целиком Свод законов Магической Британии и почти закончила “Фантастических тварей”. Для той, кто почти решила, что хочет оказаться в Хаффлпаффе через два года и стать, когда вырастет, такой же старательной, как Гертруда Грейп из скрываемой ото всех несерьезной книжки.
Бобби плачет куда сильнее, чем тогда, когда поймет, что уже никем не станет.
[nick]Bobbie Dreyfus[/nick][status]wasted[/status][icon]https://i.imgur.com/qSQLQt6.png[/icon][info]<div class="lzname"> <a href="http://stayalive.rolfor.ru/viewtopic.php?id=76#p16738">Бобби Дрейфус </a> </div> <div class="lztit"><center> 9 лет; N</center></div> <div class="lzinfo">полукровна <br>сладкий пирожочек</li>[/info]

+13

30

[icon]http://forumuploads.ru/uploads/001a/c7/fc/4/726270.jpg[/icon][status]ням-ням и тык-тык[/status][nick]Новичок[/nick]

С ужином я расправляюсь за считанные минуты - много ли времени нужно едва познавшему свободу волку, чтобы набить брюхо? Хрящи этой девки пружинят на зубах, а моя морда вся перепачкана ее кровью, когда недалеко на улице, раздаётся детский крик - надо же! Сегодня просто праздник какой-то! Мгновение - и совсем ещё малолетка оказывается подо мной, прижатая к промёрзлой земле: как бы ее теперь достать из этого толстенного пальто - укуталась, словно в кокон, не жрать же с ватиной. Не знаю, какова она на вкус, но кричит сладко - была б постарше, эх... Но ничего, можно ведь поиграть в куда более невинные игры с проникновением: это я и делаю, смачно вгрызаясь в район ее костлявого детского плечика, когда совсем рядом пролетает заклинание какого-то старого пердуна. Сука. Девчонка орет как недорезанная, а мне что с ее криков, когда старик пускает в ход... КОЧЕРГУ?! Умудряюсь увернуться, а вот летящее следом левитационное попадает в цель: спину будто разрядом тока прошибает, и меня всего подбрасывает в воздух. Ну, паскуда, я тебя запомнил. Кажется, при ударе о землю, лязг моих зубов слышит вся деревня. Сучара старый. Лапы разъезжаются на снегу - неслабо приложило: стоит признать, что держать удар дед умеет. И прежде, чем он успевает испробовать на моей шкуре что-то более радикальное, я сматываюсь с освещённой улицы, уходя  узкими проулками меж плотно стоящих домов. Две изгороди ничего не стоит преодолеть в прыжке, третью - прошибаю насквозь: дааааа, какая же тупиковая ветвь эволюции - человек. А я ведь считал себя неудачником, оказавшемся не в то время, не в том месте. Вот уж дудки! Это они, ничтожные и дрожащие твари, падаль и слабаки - кто они без своих волшебных палочек? Полторы сотни фунтов второсортного мяса, только и всего: ни воли, ни мощи, ни желаний. Свист заклинаний набирает обороты, а перед моими глазами мелькает яркая вспышка - пожар? Он самый! На открывшейся взгляду Хай-Стрит методично разгорается один из домов. Тут, вроде как, веселится целая группа сородичей - замечаю явно главную суку: белая, крупная. Медлю. Все же, я ещё не до конца освоился в новом теле, а сгинуть в первую же ночь от клыков собственных братьев по крови - ещё позорнее, чем огрести кочергой промеж глаз от старого деда из «Кабаньей головы». Лучше не вставать на пути у тех, кто превосходит в количестве. Надо бы найти отбившуюся от стада овцу... Что это там? Надо же! На первом этаже занимающегося пламенем строения мечется готовое барбекю - приходи и бери. Девка или парень? Не разобрать даже с волчьим зрением: вроде, лохмы до пояса. Да без разницы! Ну, я пошёл.
Проходит мгновение, прежде чем я оказываюсь в горящем доме: НУ И ВОНЬ! Подпалил шкуру в дверях - не страшно, заживет как на собаке. А вот и ты... Медленно иду за целью: она меня тоже видит - попятилась к лестнице. Гениальное решение - бежать наверх! Облизываюсь в предвкушении, в один прыжок настигая подножия лестницы, на которую пулей взлетела блондинка - ПАПОЧКА ДОМА. Что, дальше-то бежать некуда, мозги твои куриные?.. Лестничная площадка и коридор второго этажа оказываются не такими большими, как ожидал этот божий одуванчик, судя по ее скисшей мордашке. А эта уже не такая мелкая как предыдущая - может быть интересно. Ладно, хорош сиськи мять. Прыжок!
- Stupefy !
АХ ТЫ СУКА!!
Тело костенеет в полёте и все, что я ощущаю - это ее тушка, которая оказывается подо мной, но мы оба не находим опоры. БЛЯТЬ! ПОЛ!!
Прогоравшие доски не выдерживают массы взявшего разгон оборотня, и Делорес с грохотом проваливается вместе с ликантом на цокольный этаж дома.

Локация

Здание по соседству с домом Аниты, помогаю Сириусу стать героем, нырнув в подвал горящей постройки в охапку с @Delores A. Reed.

+14


Вы здесь » Maradeurs: stay alive » Квесты » [23.12.77] Кровавое Рождество. Часть 2. Хогсмид


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно