— лучшие из лучших —
— разыскиваются —
— активисты недели —
— администрация форума —
navigation
best quote
гостеваяf.а.qправиласюжетсписок персонажей
занятые внешностиакциинужныепутеводитель
Сеня Лавгуд о главном:
Существует четыре вида лапши: «пшеничная», «гречневая», «рисовая» и «не, ну, на этом форуме три эпизода максимум возьму, чтобы писать быстро, три, и всёеее». АГА!
Ashling C. O'FlahertyLord VoldemortTheodore Nott

Maradeurs: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Maradeurs: stay alive » Архив альтернативы » [май 1977] What can I do if it’s real?


[май 1977] What can I do if it’s real?

Сообщений 31 страница 33 из 33

31

Все эти разговоры, шепотки за их спинами начинали его здорово раздражать.
Блэк привык, что о нем говорят и говорят много. Порой даже слишком, обсуждая все от цвета его глаз до длины члена. Еще и Джим подливал масла в огонь, наверное, у него рога бы на голове прорезались от удивления узнай он, что Бродяга не сделал и половину из того, что себе там напридумывал Поттер.
Почему?
Да он понятия не имел.
Ему казалось, что он никогда не хотел так ни одну девчонку и она не могла этого не замечать. Однако не замечала большую часть времени.
Такая наивность Сириусу, который все эти условности терпеть не мог, ужасно нравилась. Эванс словно не понимала, что у него ширинка готова разорваться, когда она вроде как между делом кладет руку ему на бедро. Ему оставалось лишь стискивать зубы и думать о каких-то совершенно несексуальных вещах, а не о том, как задралась юбка старосты Гриффиндора, когда она потянулась за чем-то в теплице номер два.
А еще приходилось делать то, что он уже с четвертого курса забыл вообще как делается, предпочитая руки и губы девушек.
Конечно, Хогвартс был исключительно учебным заведением и подобные вещи строго карались преподавателями, словно они не понимали как бушуют гормоны в этом возрасте. Но все знали, что некотрые девчонки, что посмелее наведываются в аптеку в Хогсмиде и покупают там зелья, что предотвращают нежелательную беременность и другие нежелательные вещи. А так же благодаря магглорожденным и полукровным волшебникам ученики узнали о замечательном маггловском изобретении, что значительно упрощало жизнь. Сириус лично на опыте оценил его по достоинству.
Конечно, преподаватели это понимали, судя по тому, что мальчики не могли попасть в спальни к девочкам. Правда, о благоразумие девочек они не позаботились, общие ванные так же были в прямом доступе. И постоянно заняты.
Там либо кто-то дрочил, либо занимался сексом.
К своему неудовольствию и удивлению, Бродяга присоединился к первым. Конечно, это было совсем не то, но после очередных жарких объятий с Эванс без этого никак нельзя было обойтись.
Особенно, после того, как она позволила ему стянуть с нее трусики и извивалась, когда его губы ласкали ее под форменной юбкой. Она стонала так громко, что пришлось ей прикрыть рукой рот.
Разрядка ему была просто необходима.
На Блэка это было совершенно непохоже, обычно он ничем подобным не занимался дольше недели, считая, что не стоит тратить на это свое время. Всегда находились те, что сдавался раньше оговоренного срока, думая, что это как-то может пролонгировать отношения с ним.
Увы, дело было совершенно не в этом. Как оказалось.
Эванс была не такой, как другие девушки. Или он с ней был не такой.
В любом случае сейчас это не имело никакого значения.
Он прижимал ее своим телом к дивану и у нее при всем желание не было возможности, выбраться из его объятий, если бы он этого не захотел. Но стоило ей сделать лишь что-то, чтобы оттолкнуть его и он тут же бы отстранился.
Сириус не хотел ее ни к чему принуждать.
Вместо этого она сжимала его плечи, касаясь пальцами разгоряченной кожи под воротом его рубашки.
Но ее смех заставил его замереть и слегка отодвинуться, оперевшись о диван коленом. Теперь он нависал над ней, смотря сверху вниз на разгоряченную девушку.
Ему пришлось сглотнуть.
Впрочем, руку он не убрал, она все же располагалась под ее юбкой, пальцы перебирали нежные складочки, заставляя ее дышать чаще и залить румянцем ее высокие скулы.
Она просила дать отдышаться, но терпение Блэка и так ангельское, было на исходе. Трещало по швам.
-Не могу. – Прошептал он, касаясь ее лба своим лбом. – Не могу, Эванс.
Его голос звучал надрывно и хрипло, от привычной бархатистости почти не осталось следа. Язык казалось не помещался во рту и говорить было почти физически сложно. Он был так возбужден, что его член стоял колом, упираясь ей в ногу и грозя разорвать ко всем чертям форменные брюки.
Он убрал юбку и отстранился, чтобы она могла оправить юбку, если бы захотела.
Бродяга сел рядом с ней на диван, совершенно не скрывая и не испытывая неловкости из-за своего выпирающего возбуждения.
-Ты понимаешь, что делаешь со мной? – Спросил он с тихим вздохом, смотря на нее вполоборота, распластанную на диване и такую прекрасную.
Манящую.
Он почти сумел справиться с голосом, а вот убрать из него просевшую хрипоту не получалось и думал он лишь о том, что ее красные кружевные трусики все еще лежат в его заднем кармане.
-Я хочу тебя, Лили. Так сильно, что с трудом могу дышать. – Проговорил Сириус так спокойно, словно речь шла о тыквенном пироге, что подавали на завтрак, его выдавало лишь неровное дыхание.
Он перевел взгляд на окно, из-за которого раздавались звонкие голоса и смех. В гостиной было пусто, все желали насладиться погожими деньками и солнцем, что было не таким уж частым гостем в этой части страны. Еще несколько недель и экзамены будут позади, парню снова придется сесть в Хогвартс-экспресс и вернуться в место, которое он так и не смог назвать домом.
Блэк поднялся на ноги, не избегая смотреть на нее, но делая это словно немного неохотно, он боялся, что не сможет совладать с собой. И сделает то, о чем они будут жалеть оба.
Он потянулся  в задний карман и извлек из него эти умопомрачительные трусики, потянул ей.

+1

32

Что-то сегодня изменилось и Лили больше не могла игнорировать то, что делал Блэк. Что-то она не замечала, но потом с запозданием понимала, что он дернулся от ее прикосновения или что взгляд во время урока был отнюдь не задумчивым, а вполне с определенными мыслями. Она сама иногда не могла оторвать от него глаз, только обычно ей удавалось это делать так скрытно, что вряд ли бы кто-то мог ее заподозрить. К тому же, теперь она понимала, что понравился он ей гораздо раньше, чем она это признала самой себе. Но Блэк был таким ветренным, таким непостоянным, что кроме как на друга она и не собиралась рассчитывать на него. Только все случилось совершенно иначе и совершенно неожиданно. как для нее, так и для Сириуса. Это вообще было похоже на долго собиравшуюся грозу, которая наконец-то нашла себе выход. Нежданно-негаданно, огорошив всех, кто знал участников всего этого происшествия. Лили даже готова была сказать спасибо Поттеру, который обжимался с Амелией, иначе бы она не влетела разозленная в гостиную, не налетела бы на Сириуса, не высказала бы ему потом все, что думает по поводу него и того, как она к нему относится...
Что-то сегодня изменилось и Лили больше не могла запихивать все свои мысли и сны куда подальше. Она пыталась это делать давно, но, черт возьми, этот чертов Блэк теперь каждую ночь был в ее снах. А там она совершенно не могла управлять собой и от этого становилось так жарко, что просыпалась она едва дыша, но тем не менее пытаясь потом вернуть тот сон. А днем он был в ее мыслях и перед глазами постоянно. От этого Лили даже пару раз растерялась с ответом на вопросы профессора Флитвика и профессора Слизнорта, что для последнего стало откровенным удивлением, потому что Эванс всегда могла ответить на любой вопрос. Но широкая спина Блэка перед ней и его руки, так проворно нарезавшие ингридиенты чуть не стоили Гриффиндору пяти очков. Все же она выкрутилась и затем до конца урока не отрывала глаз от своего котла, чтобы еще что-нибудь не натворить - например, неправильно сварить зелье, а ведь она была лучшая по этому предмету. Догонявший ее в самых неожиданных местах Сириус просто сбивал ее с ног, образно говоря, а после его горячих поцелуев совсем плохо думалось. Вернее, думалось хорошо, но совсем не об уроках. Она прекрасно понимала, что он ее хочет, но сама того не ведая, постоянно его дразнила, распаляя его все больше и больше. А он доводил ее до исступления и заканчивал на том самом моменте, когда она готова была сдаться. Только ее гордость не позволяла в этом признаться. Так и играли по кругу, издеваясь друг над другом, сводя с ума и майские деньки только способствовали этому безумству.
Каждой весной в Хогвартсе начиналась какая-то горячка. Гормоны буйствовали и начиная с четвертых курсов, преподавателям приходилось частенько разгонять парочки, которые слонялись и прятались тут и там. Но за всеми ведь все равно не уследишь, так что в любом случае это весеннее сумасшествие продолжалось, только очень осторожно и аккуратно, чтобы не попасться в руки преподавателей. Сейчас же, Эванс было настолько все равно, если в гостиную кто-то зайдет, что она сама себе удивилась. Но как можно было оттолкнуть Сириуса, когда она уже попросту не могла этого сделать. Он навис над ней, глядя в глаза и не давая ей возможности отстраниться, не давай ей сдвинуться с места, а она и не хотела. Она не стала упираться в грудь руками, просить отпустить... Единственное, ей хотелось набраться дыхания для того, чтобы просто не потерять сознание от его прикосновений, а это было вполне возможно, по крайней мере так казалось Лили.
Он коснулся ее лба своим и она замерла, чувствуя рядом и то, как он возбужден, от чего у нее снова перехватило дыхание и она ничего не смогла ответить на его:
- Не могу, Эванс.
Он отстранился и сел, едва в состоянии говорить и глядя на нее вполоборота, а у нее не было сил, чтобы избавиться от этого гипноза, в который он вводил ее своим хрипловатым голосом, своим взглядом, который пробуждал в ней что-то такое, что сложно было контролировать, как дикого зверя или открытое пламя.
-Я хочу тебя, Лили. Так сильно, что с трудом могу дышать.
Лили испытывала ровно то же самое, но почему-то Блэк встал на ноги и достав из заднего кармана ее трусики, протянул их ей, правда она заметила, что сделано это было неохотно.
Она резко выпрямилась и села, даже не подумав поправить волосы или смятую юбку. Черт, кажется, она только что была не лучше, чем Амелия, но плевать. Сириус отводил глаза, но снова словно бы неохотно. И тут в Лилс вспыхнула злость на него, потому что он довел ее до умопомрачения, когда она ничего и никого не могла сейчас видеть перед собой, кроме него, но тут он решил отстраниться и оставить ее сейчас сходить с ума в одиночку? Ну уж нет!
- А кто сказал тебе, что я тебя не хочу? - ее голос зазвучал угрожающе тихо, в нем звенели яростные нотки, а сама она скрестила руки на груди, не желая забирать свое белье. - Ты сам это решил?
Ее глаза смотрели на него снизу вверх, а губы все еще пылали от его поцелуев.
- Ты... - ее голос просел, дрожа и становясь глубже, хотя она этого не осознавала. - Ты довел меня до того, что я не могу не думать о тебе почти каждую. Гребаную. Минуту. Ты снишься мне каждую ночь и мне даже стыдно сказать, что происходит в моих снах. Я не могу не смотреть на тебя на каждом уроке и на каждой перемене мне хочется, чтобы твои руки скользили по мне вечность. И... Я просто хочу, чтобы ты был рядом. Это не только обычное влечение или что-то в этом роде...
Она сбивалась, спотыкалась в своих словах, не в силах совладать с этими порывами и тем, что она не могла не высказать все, что накопилось и все, что он вызвал у нее сейчас тем, что просто встал и отстранился, словно и не было тут жаркого шепота и рук на бедрах.
Лили тоже поднялась на ноги, резко, слегка покачнувшись, потому что ноги слегка дрожали, но ее это не остановило. Она приблизилась к Блэку, выхватила свои трусики из его руки и затолкала ему обратно в карман. Ее губы приблизились к его и она прошептала в них, слегка привстав на цыпочки, так как все же была чуть ниже его ростом.
- Если ты сейчас же меня не поцелуешь, как минимум, то я буду ходить без них весь оставшийся день и весь вечер... - Лили чуть отодвинулась, глядя в его глаза, уголки ее губ подрагивали.
Ее сердце вылетало из груди, потому что она слишком хотела его, прямо сейчас. Она была уверена, что и он тоже. Но все же Эванс боялась, что сейчас он развернется и оставит ее здесь, сходить с ума и чуть ли не рвать на себе волосы, потому что такого желания она еще никогда в жизни не испытывала и угомонить его было сейчас крайне трудно, невозможно.
Ее руки легли на его руки, а брови вопросительно изогнулись. В ее глазах сейчас сквозила такая необузданность, такое желание, что это невозможно было не заметить. От нее просто разливались горячие волны, почти ощутимые, но Лилс этого не замечала, вся сосредоточенная на лице Сириуса, следя за его взглядом и часто-часто дыша.

Отредактировано Lily Evans (2020-10-23 00:52:50)

+1

33

Сегодня все было слишком. Слишком жарко, слишком сильно.
Слишком.
Он дышал тяжело и хрипло. Грудь под растерзанной рубашкой вздымалась, бесстыдно демонстрируя россыпь родинок, что скользила от подбородка вниз. 
Он смотрел на нее и молчал, сосредоточившись на дыхании. Пожалуй, если бы он не думал об этом, то точно бы забыл как это делается.
Наверное, по этой причине Блэк и отстранился, что все было слишком.
Настолько, что член в штанах стоял долбанным колом. А ее стоны, черт возьми, да они у мертвого поднять могли.
Это к тому же после утреннего демарша с ее стороны и после того, как он пялился на ее большую часть дня, отмечая такие любимые детали. То, как она перекидывала волосы на плечо, обнажая нежную шею с рыжими крошечными завитками на затылке. То, как презабавно журила нос, когда что-то внимательно изучала в книге. Как закидывала ногу на ногу и еще несколько сотен мелочей, которые Сириус с таким удовольствием отмечал в ней.
Да, возможно, он с ней был недостаточно честен и никогда не говорил, что желает ее до дрожи в коленках.
Да, возможно стоило бы. Иначе сейчас они бы не оказались в таком несуразном и совершенно абсурдном положении. Чертово воспитание. Вальбурга вложила в него намного больше, чем ему бы хотелось. Возможно, им обоим.
Лили ничего ему не ответила. Конечно, что вообще можно ответить на такое заявление. Она молчала и только учащенно дышала, смотря на него потемневшим взглядом.
Что она могла вообще сказать? Да, она с охотой отвечала на его поцелуи и ласки, то дальше обычно не шла. Не преодолевала ту черту, за которой не было возврата. А он не давил. Обычно, но сегодня был явно не самый лучший день для испытания силы воли.
Только не сегодня.
Блэк поднялся, привычно проводя рукой по волосам и облизывая губы.
И трусики ей протянул, держи, мол, это твое.
Лили резко села на диване, отчего ее восхитительные волосы взметнулись пламенем у нее за спиной, он засмотрелся на них, как делал это обычно. Юбка девушки была где-то на талии, но она не обратила на это ни малейшего внимания, пылая, кажется, праведным гневом.
Он не мог заставить себя не смотреть на нее, никогда ему еще не стоило таких трудов отвернуться и отвести взгляд. Сириус вообще был не тем парнем, что взгляды отводит. Было тяжело.
Но судя по всему Эванс ему такой возможности давать не собиралась, ее соблазнительная грудь учащенно вздымалась под расстегнутой рубашкой, демонстрируя Сириусу нижнее белье, в один тон с трусиками, что он все еще держал на пальцах протянутой руки.
И кажется, она не догадывалась, что теперь он начал желать ее еще больше. Хотя куда казалось бы?
Губы старосты были приоткрыты, глаза пытали. Она была сейчас само пламя. Попробуй удержи, но он не собирался.
Голос Эванс звучал так вкрадчиво тихо, что суть ее слов дошла до него не сразу.
Сириус несколько раз глупо и совершенно неаристократически моргнул, но переспрашивать не захотелось. Он просто смотрел на нее, слегка прищуривая сейчас крайне темные глаза.
Он усмехнулся так привычно и произнес:
-Вот значит как?
Она скрестила руки на груди и смотрела на него так серьёзно, ну просто маленький львенок, что вообразил себя большим зверем.
На самом деле Лили была именно той девушкой, которую ну совершенно нельзя недооценивать. Она была именно той, чем хотела казаться. Львицей, которой палец в рот не клади.
Бродяга дернул уголком рта.
Не смотря на то, что староста Гриффиндора была достаточно высокой для девушки и к тому же носила обычно каблуки, ей приходилось задирать голову, чтобы гневно взглянуть ему в глаза.
Блэка это развеселило.
Его взгляд задержался на ее губах, таких пленительных. Припухших после их страстных поцелуев. Ярко-алых.
Ему пришлось сглотнуть ком в горле и открыто встретить ее гневный взгляд.
Сущее пламя.
Ему попеременно казалось, что она сейчас скажет ему пару ласковых, а потом достанет палочку и добавит еще несколько отборных заклинаний, а в следующее мгновение, что она кинется в его объятья, скрещивая лодыжки на его поясе.
Но вместо этого Бродяга услышал откровение, к которому явно был не слишком готов. Девушка говорила сбивчиво, сумбурно, хватала ртом воздух, словно ей его не хватала, но смотрела на него прямо без ужимок.
Это было так на нее похоже, что Сириус против воли начал улыбаться.
-Я тебя довел?
Только и спросил он, не пытаясь скрыть широкой улыбки, что сама по себе растянула его губы. Чертовски лукавой.
Эванс не дала ему опомниться, резко подойдя к нему и выхватив у него из пальцев очаровательную часть своего гардероба, но вопреки его ожиданиям, она не удалилась, гордо вскинув рыжую голову. Совсем наоборот.
Лили запихнула эти самые трусики ему обратно в карман, заставив брови Блэка удивленно взлететь наверх. А это далеко не каждому удавалось.
Но не успел он ничего сказать, как Эванс приподнялась на носочки и почти касаясь его губ своими губами, произнесла такое, что руки Бродяги покрылись мелкими мурашками, приподнимая волоски и заставляя парня повести плечами.
Ей приходилось подниматься на носочки, чтобы осуществить задуманное, ему это даже нравилось. Ее дыхание все еще пряное после утреннего кофе.
-Признаю, что это самое интригующее, что мне когда-либо предлагали.
Она почти улыбалась, когда сделала крошечный шаг назад, смотря на него и отчаянно стараясь скрыть улыбку.
Довольную возможно.
Она была такой уверенной и такой робкой одновременно. Глаза ее вроде как заявляли права на него, но губы так и не произносили согласия.
Ее пальчики коснулись его рук и немного сжались, Эванс заглядывала ему в глаза, словно он мог сейчас развернуться и уйти. Словно это было в какой-то другой реальности.
Сириус откинул голову назад и засмеялся, заставляя ее, наверняка, понервничать. Его рука взметнулась, пальцы легли на ее затылок, заставляя вновь приподняться на носочки, потянуться к его губам.
-Я минимум тебя поцелую, Эванс.
Хрипло сказал он, жадно проникая языком между ее приоткрытых губ.
Поцелуй был недолгим.
Он перекинул девушку через плечо легким движением и зашагал к лестнице.

+1


Вы здесь » Maradeurs: stay alive » Архив альтернативы » [май 1977] What can I do if it’s real?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно