— лучшие из лучших —
— разыскиваются —
— активисты недели —
— администрация форума —
navigation
best quote
гостеваяf.а.qправиласюжетсписок персонажей
занятые внешностиакциинужныепутеводитель
Сеня Лавгуд о главном:
Существует четыре вида лапши: «пшеничная», «гречневая», «рисовая» и «не, ну, на этом форуме три эпизода максимум возьму, чтобы писать быстро, три, и всёеее». АГА!
Ashling C. O'FlahertyLord VoldemortTheodore Nott

Maradeurs: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Maradeurs: stay alive » Архив анкет » Неактуальные заявки из Нужных


Неактуальные заявки из Нужных

Сообщений 31 страница 33 из 33

31

От Rooney O'Donnell

Я ИЩУ БОМБУ В ПРЕССЕ
Nicholas

http://forumuploads.ru/uploads/001a/c7/fc/57/t922678.gif

Твоё второе имя - скандал, а первое - смелость

Alexander Vlahos

25-35 лет

журналист и редактор "Ad notam", политический и социальный активист

x История - Николас, Ники, как называли в детстве, всегда был волшебником, не боящимся быть самим собой всем вокруг назло. Он вырос в осознании того, что большинство людей - глупые овечки, которых надо вести к свету, иначе они так и сгинут в лапах волков. В его жизни не было периодов, когда закрадывалась мысль о страхе. Нет, только не бояться. Николас всегда говорил правду при чем в довольно грубой форме. Часто бывал за это бит, а также высмеян за излишне утонченную внешность, но его это никогда не останавливало. С годами он становился циничным, пафосным и гордящимся тем, что не является этой серой массой. Теперь его остротам позавидуют любые забияка. Может оскорбить, что до вас только через полчаса дойдет, с кем и как вас сравнили,
Журналистикой увлекался с детства. Да и не удивительно - его отец владеет семейной типографией, а в 1940 году запустил собственный журнал "Ad notam", чтобы рассказывать волшебному миру больше, чем бульварные новостные сводки и рецепты для домохозяек. Николас вырос на этом духе бунтарства, желания открыть людям глаза и принудительно макнуть их головой в собственные грехи, потому что без осознания зла добра ждать не приходится.
В 1970 он встретил сквиба-фотографа - Руни О'Доннелл и предложил ей работу колдографа при журнале. С тех пор, эта парочка лучшие друзья. Их дружба настолько прочна и сильна, что когда в стране начались беспорядки Николас подтолкнул подругу не прятаться и дрожать по углам, а начать писать обличающие жестокость этого мира статьи. Так и живут - пьют кофе, вино по вечерам, сидят вдвоем за одной печатной машинкой, кривляются перед зеркалом, пародируя надутых министерских чинуш и прочих "сильных" мира сего. И ничего не боятся. Потому что знают, что надо бороться до последней капли крови, до последнего вздоха, до последней строчки и слова.

x Отношения - Ох, Ники, ты мой свет в окошке и самая надежная опора в этом мире. Ты высмеиваешь то, чего все боятся, давая уверенность, что мы победим. Обязательно победим и невежество, и глупость, и террор. По-другому быть не может.
Наша дружба настолько крепка, что никто не удивляется, когда находит тебя у меня дома или наоборот, потому что мы до утра строчили очередные опусы или просто беседовали на важные нам темы. Для нас норма - быть с другом другом открытыми и честными. Мы слегка грубоваты, но только потому, что оба видели эту жизнь с неприглядной стороны. Николас для Руни больше чем друг, даже больше чем мужчина - он тот, кто дал ей настоящую смелость, научил открывать дверь с ноги и бесстрашно смотреть в будущее не только как вечно прячущееся существо, но и полноценный и очень важный член общества.

x Дополнительно - Если будет желание, то можно поиграть в романтическую линию. Я буду любить Ники как друга или как часть своего сердца - как захотите, только придите и возьмите это чудо. Наведите шороху в магическом мире, плюньте в лицо Пожирателям, попляшите на несостоятельности Министерства и спасите волшебников от их собственной глупости и слепоты.
Внешность можно сменить, имя и фамилию тоже. Чистота крови - полукровка или даже чистокровный в небольших поколениях. Лояльность - сам себе и правде в любых проявлениях. Не исключаю, что персонаж позже может захотеть, например, присоединиться к Ордену Феникса или вести собственные расследования на тему кого пора садить за решетку.Журнал

x Связь - гостевая, лс, а потом переползём, наверное, в Скайп

пост заказчика

Это было первое рождество, на которое они не пошли на ярмарку вместе. Папа уехал во Францию и обещал вернуться только через два дня, но Руни все равно очень радовалась, когда мама позвала её гулять. В последние месяцы они не ладили, но сейчас, кажется всё налаживалось — ей снова заплетали косички, поправляли шапку, завязывали получше шарф и спрашивали, не забыла ли варежки. Она ничего-ничего не забыла. Ей так хотелось, чтобы мама снова улыбалась, шутила, гладила её по голове и целовала в лоб. Чтобы Санта все-все исправил. Руни написала ему аж четыре письма, прося забрать все её игрушки, а взамен принести письмо из Хогвартса. Тогда бы мамочка перестала хмурить брови, кричать и ругаться с папой, который ходил печальным все последние месяцы. Всё снова бы стало хорошо. Санте ведь несложно, а она бы ему и конфеты, и кукол, и медведя, и даже новенькую игрушечную железную дорогу отдала.
Может быть, он даже выполнил её желание? По крайней мере, они с мамой вновь шагали по зимним улочкам, рассматривая гирлянды и украшения. Девочку даже не мутило после аппарации, настолько здесь было здорово, она здесь раньше не бывала и вертела головой во все стороны. Хотелось посмотреть все витрины с праздничными подарками в цветастой упаковке. Даже морозный ветер, от которого раскраснелись щёки, казался не таким уж страшным. Тем более, что снежинки можно было ловить языком или разглядывать, когда они оседали на варежку. Руни даже затормозила, рассматривая маленький ледяной кристаллик.
— Мама, смотри какая красивая! — девочка вскинула голову, вытягивая руку и ожидая увидеть такое родное и знакомое лицо, ведь всего пару минут назад матушка стояла рядом, смотря на сверкающую витрину магазина.
Но её не было... Для верности, О'Доннелл привстала на носочки, вглядываясь в лица прохожих. Нет... среди них не было маминого пальто. Уже чувствуя как к глазам подкатывают слёзы, а сердце предательски стучит быстрее от страха, Руни с силой толкнула тяжелую дверь магазина, заходя внутрь и потеряно глядя на разномастных покупателей. Мужчина в серой шляпе, женщина со смешной собачкой, семья с двумя детьми... И ни следа мамы. Продавцы обернулись на неё, но девочка лишь выбежала обратно на улицу, боясь, что просто не увидела родительницу и та сейчас далеко уйдет.
Что там говорил папа? Вернуться туда, где они были последний раз вместе и никуда не уходить? Руни была уверена, что они вот тут, у витрины останавливались, даже следы еще остались. Вот, её маленькие, а вот мамины — большие. Или это ей просто кажется, потому что тут так натоптано, что ничего не разобрать? Может быть, здесь есть хит-визард или еще кто-нибудь? Они свяжутся с мамой, которая, наверное, уже вся изволновалась и сидит в ближайшем отделении СБНИМ, по каминной связи
Девочка сглотнула противный комок подступающий слёз и набрала в легкие побольше морозного воздуха, глядя на гуляющих по улице люде. Никого похожего.... Ни одной мантии. Почему-то только сейчас это бросилось в глаза. Все в куртках, пальто. Нигде не видно служебных значков, двигающихся вывесок.. Нет... Так не может быть! Просто не может.
Руни выдохнула небольшое облачко пара, прежде чем поежиться и все же уверенно направиться к женщине, тоже разглядывающей витрину.
— Простите, мэм, — детский голос звучал тихо и неуверенно, но незнакомка все же оберунлась, мягко улыбаясь и внушая тем самым доверие, — Может быть, вы знаете, где мне найти хит-визарда или как дойти до отделения госпиталя Мунго? — там тоже, наверное, должен быть дежурный, они есть везде.
Но вместо этого лицо женщины лишь вытянулось в непонимании, а после пары вопросов о том, что это и зачем ей и ответов, что это такие волшебники, они всех охраняют и отведут её домой, незнакомка лишь рассердилась, сказав, что это очень глупая шутка и её родителям должно быть стыдно за неё. Руни хотела сказать, что как раз маму она и ищет, но её уже не слышали.
Беспомощно оглядевшись, она попыталась подойти к глуховатому дедушке, с которым всё повторилось, только тут её еще назвали бесстыдницей. А мальчишка постарше, слышавший всё, даже рассмеялся, мол, сказок начиталась дурочка, иди кому-нибудь другому байки рассказывай. И даже кинул в неё снежок. Руни хотела возразить, но вместо этого не сдержалась и расплакалась. Горячие слезы обжигали покрасневшие от морозы щёки, снег, попавший за шиворот, неприятно стекал по шее. Только сев на скамейку, с которой как раз ушел дед, она внезапно ощутила, что пальцы в варежках тоже замерзли и уже не очень хотят двигаться. Нельзя плакать на морозе. Нельзя. Только все равно хотелось.
Небо уже потемнело, глядя на сидящую девочку бесстрастными отблесками звёзд. Вот если бы у нее был порт-ключ, они бы уже встретились с мамой дома и никто бы не волновался. Только ей его не доверяли — говорили, что потеряет. Правильно, Руни ведь себя умудрилась потерять, не то что какой-то маленький порт-ключ.

0

32

От  От Rooney O'Donnell

ИЩУ МАЛЕНЬКОГО ВОИНА
Isley Dexter

http://forumuploads.ru/uploads/001a/c7/fc/57/t529852.gif

Я ищу стальной сердечник патрона, несущего справедливое возмездие

Emily Browning

18-22 года

работник лавки "Полная бочка"/типографии

x История - Айсли, как и многие, оказалась на обочине этой жизни после того, как её родители-маглы попали в автокатастрофу. Она, в отличие от матери с отцом и старшего брата, чудом выжила, но теперь у нее периодически отнимаются ноги, если ударится спиной или неудачно упадёт. Тем не менее, от участи приютской сироты её сберег пожилой дедушка, который старался заботиться о внучке по мере своих сил. Эта девочка росла в осознании того, насколько важно самой трудиться, не бояться чёрной работы, а еще оставаться человеком. Её гоняли в магловской школе, дразнили за поношенную одежду, но вместо того, чтобы выдумывать способы мести, Айсли брала книги в библиотеке, подрабатывала тем, что выносила у соседей мусор или косила газоны. Она всегда пыталась принести в дом хотя бы пенни, потому что видела, насколько дедушке тяжело тянуть их обоих на небольшую пенсию и пособие.
А магия ей всё сломала. Все дети радуются, что будут волшебниками, Айсли уже давно оставила своё детство, а тут ей придется покупать дорогие книги, палочку, еще кучу всего бесполезного. И оставить дедушку на весь год одного. Он ведь болеет... ему нельзя. Девочка на полном серьезе собиралась послать этот мир куда подальше, но ей не позволили. К счастью, для малоимущих в Хогвартсе нашлось пособие, но это не сгладило впечатления о варварстве волшебников. Айсли выросла среди маглов, где за шовинизм о чистоте крови подкарауливали за углом и хорошенько воспитывали. Такой высокомерной мерзости она нигде не видела и ей это совсем не нравилось, особенно, в свете начинающегося конфликта.
Она закончила только пять обязательных курсов в Хогвартсе, стараясь быстрее упорхнуть во взрослый мир, чтобы помогать дедушке и обеспечивать себя сама. Так и нашла работу, где не требовалось особых навыков, но была приличная зарплата. Коллектив ей стал больше, чем друзьями. Это семья, которой так не хватало брошенному в водоворот событий подростку. Здесь она познакомилась с Николасом, Руни и Оливером, а через каких-то полгода взялась помогать им с организацией статей на тему объединения общества против общего врага. Айсли верила, что эту заразу надо выжигать, но сама предпочитала помогать мирным гражданам, поддерживать их и доказывать своим примером, что маглорожденные гордо поднимают голову и будут бороться до последнего.

x Отношения - Айсли для Руни как младшая сестра, которую не только берегут, но и всячески помогают. Это очень крепкая и трепетная дружба, когда вместе можно пережить, что угодно - от круцио до смерти. Лишь бы держаться за руки и уверенно смотреть в будущее. Во многом О'Доннел видит в девушке себя, потому что им обеим очень не повезло в этой жизни, но они всем назло решили бороться и доказать, что каждый сам творит свою судьбу. Руни искренне хочет, чтобы у Айсли и её дедушки всё было хорошо, но безмерно благодарна за помощь с агитацией и распространением идей равенства и толерантности.

x Дополнительно - у Айсли вся жизнь впереди. Она может как тоже писать статьи под псевдонимом, так и заниматься более насущными делами - выдавать помощь нуждающимся из тех денег, что Руни выделяет на благотворительность.
Также в скором времени О'Доннелл предполагает запустить психологическую помощь для тех, кому она требуется, поэтому помощь Айсли с письмами и общением с потерянными, уставшими и напуганными людьми будет очень кстати. Она очень сильная, хоть и хрупкая и юная девчонка, которая даст фору большинству мальчишек.
Внешность можно сменить, имя и фамилию тоже.

x Связь – гостевая, лс, потом можем перейти в Скайп

пост заказчика

Это было первое рождество, на которое они не пошли на ярмарку вместе. Папа уехал во Францию и обещал вернуться только через два дня, но Руни все равно очень радовалась, когда мама позвала её гулять. В последние месяцы они не ладили, но сейчас, кажется всё налаживалось — ей снова заплетали косички, поправляли шапку, завязывали получше шарф и спрашивали, не забыла ли варежки. Она ничего-ничего не забыла. Ей так хотелось, чтобы мама снова улыбалась, шутила, гладила её по голове и целовала в лоб. Чтобы Санта все-все исправил. Руни написала ему аж четыре письма, прося забрать все её игрушки, а взамен принести письмо из Хогвартса. Тогда бы мамочка перестала хмурить брови, кричать и ругаться с папой, который ходил печальным все последние месяцы. Всё снова бы стало хорошо. Санте ведь несложно, а она бы ему и конфеты, и кукол, и медведя, и даже новенькую игрушечную железную дорогу отдала.
Может быть, он даже выполнил её желание? По крайней мере, они с мамой вновь шагали по зимним улочкам, рассматривая гирлянды и украшения. Девочку даже не мутило после аппарации, настолько здесь было здорово, она здесь раньше не бывала и вертела головой во все стороны. Хотелось посмотреть все витрины с праздничными подарками в цветастой упаковке. Даже морозный ветер, от которого раскраснелись щёки, казался не таким уж страшным. Тем более, что снежинки можно было ловить языком или разглядывать, когда они оседали на варежку. Руни даже затормозила, рассматривая маленький ледяной кристаллик.
— Мама, смотри какая красивая! — девочка вскинула голову, вытягивая руку и ожидая увидеть такое родное и знакомое лицо, ведь всего пару минут назад матушка стояла рядом, смотря на сверкающую витрину магазина.
Но её не было... Для верности, О'Доннелл привстала на носочки, вглядываясь в лица прохожих. Нет... среди них не было маминого пальто. Уже чувствуя как к глазам подкатывают слёзы, а сердце предательски стучит быстрее от страха, Руни с силой толкнула тяжелую дверь магазина, заходя внутрь и потеряно глядя на разномастных покупателей. Мужчина в серой шляпе, женщина со смешной собачкой, семья с двумя детьми... И ни следа мамы. Продавцы обернулись на неё, но девочка лишь выбежала обратно на улицу, боясь, что просто не увидела родительницу и та сейчас далеко уйдет.
Что там говорил папа? Вернуться туда, где они были последний раз вместе и никуда не уходить? Руни была уверена, что они вот тут, у витрины останавливались, даже следы еще остались. Вот, её маленькие, а вот мамины — большие. Или это ей просто кажется, потому что тут так натоптано, что ничего не разобрать? Может быть, здесь есть хит-визард или еще кто-нибудь? Они свяжутся с мамой, которая, наверное, уже вся изволновалась и сидит в ближайшем отделении СБНИМ, по каминной связи
Девочка сглотнула противный комок подступающий слёз и набрала в легкие побольше морозного воздуха, глядя на гуляющих по улице люде. Никого похожего.... Ни одной мантии. Почему-то только сейчас это бросилось в глаза. Все в куртках, пальто. Нигде не видно служебных значков, двигающихся вывесок.. Нет... Так не может быть! Просто не может.
Руни выдохнула небольшое облачко пара, прежде чем поежиться и все же уверенно направиться к женщине, тоже разглядывающей витрину.
— Простите, мэм, — детский голос звучал тихо и неуверенно, но незнакомка все же оберунлась, мягко улыбаясь и внушая тем самым доверие, — Может быть, вы знаете, где мне найти хит-визарда или как дойти до отделения госпиталя Мунго? — там тоже, наверное, должен быть дежурный, они есть везде.
Но вместо этого лицо женщины лишь вытянулось в непонимании, а после пары вопросов о том, что это и зачем ей и ответов, что это такие волшебники, они всех охраняют и отведут её домой, незнакомка лишь рассердилась, сказав, что это очень глупая шутка и её родителям должно быть стыдно за неё. Руни хотела сказать, что как раз маму она и ищет, но её уже не слышали.
Беспомощно оглядевшись, она попыталась подойти к глуховатому дедушке, с которым всё повторилось, только тут её еще назвали бесстыдницей. А мальчишка постарше, слышавший всё, даже рассмеялся, мол, сказок начиталась дурочка, иди кому-нибудь другому байки рассказывай. И даже кинул в неё снежок. Руни хотела возразить, но вместо этого не сдержалась и расплакалась. Горячие слезы обжигали покрасневшие от морозы щёки, снег, попавший за шиворот, неприятно стекал по шее. Только сев на скамейку, с которой как раз ушел дед, она внезапно ощутила, что пальцы в варежках тоже замерзли и уже не очень хотят двигаться. Нельзя плакать на морозе. Нельзя. Только все равно хотелось.
Небо уже потемнело, глядя на сидящую девочку бесстрастными отблесками звёзд. Вот если бы у нее был порт-ключ, они бы уже встретились с мамой дома и никто бы не волновался. Только ей его не доверяли — говорили, что потеряет. Правильно, Руни ведь себя умудрилась потерять, не то что какой-то маленький порт-ключ.

0

33

От Rooney O'Donnell

ИЩУ ОПАСНОГО ОПТИМИСТА
Oliver Phell

http://forumuploads.ru/uploads/001a/c7/fc/57/t41865.gif

Ищу то самое добро с кулаками

Chris Colfer

25-28 лет

сотрудник "Полной бочки", в прошлом - колдомедик. Социальный активист. Оборотень.

x История - Оливер веселый и улыбчивый волшебник, который с детства не привык держаться в стороне от чужой беды. У него огромное сердце, в котором найдется место каждому обездоленному, только вот к тем, кто обижает слабых он сам беспощаден. Тот самый парень, из-за которого у факультета снимали баллы, потому что он побил сокурсника совершенно по-магловски - кулаками. Фелл удивительно умен, наблюдателен и в свое время был лучшим на курсе по многим дисциплинам. На таком, как говорится, всё держится. Никогда не проходил мимо несправедливости.
После школы поступил на стажировку в Мунго и был отличным, образцовым стажёром. На нарастающий конфликт смотрел пристально, каждый раз сжимая кулаки. Он хотел помочь, но не очень понимал, как. Просто поклялся, что если увидит что-нибудь необычное, то обязательно сообщит в соответствующие структуры. Одно из таких "расследований" его четыре года назад вывело в полнолуние из дома, о чем пришлось пожалеть. Оливер выжил ценой того, что вовремя вызвал "охотников", но оборотень оставил ему на память почти десяток шрамов, а также клеймо на всю жизнь - изгой. Но Фелл держался, не сдавался, не озлобился, не примкнул к "собратьям". Он прошел регистрацию, лишился работы, когда начальник очень вежливо попросил его уйти по собственному желанию, потому что не хотел работать вместе с оборотнем. Именно в тот день Оливер познакомился с Руни, которая предложила ему место и неплохую зарплату у себя в лавке, а потом Николас втянул в рассказы о том, что надо бороться за права всех обездоленных и доказать обществу, что все равны, важны и нужны. Так вот Олли и затесался в эту компанию, заодно помогая ему продолжать все свои теории. Он не терял надежды действительно помочь не только мирным гражданам, но и каким-то чудом посадить за решетку преступников. К тому же, его навыки колдомедика служили всем им какой-то подушкой безопасности, спокойствием, что умереть вот здесь и сейчас, если что, им не дадут. Все ведь осознавали, во что ввязываются, когда очень и очень громко кричали в статьях и действиях о том, что победить террористов - это задача не только ДОМП, но и всего населения Британии.
Также именно в лавке познакомился с Айсли, которая так же поддерживала Руни и Николаса. Теперь у них своя маленькая, но очень гордая команда по спасению граждан от ненависти, шовинизма и психологических травм, нанесенных действиями Пожирателей.

x Отношения - очень теплые и дружеские. Оливер наш любимый названный брат, а еще наш главный детектив и генератор идей, который не побоится предложить провести какую-нибудь акцию или праздник. Он всячески демонстрирует, что жизнь не кончилась, а только начинается и сдаваться не собирается. А Руни его за это очень уважает и ценит, они всегда поддержат друг друга, когда становится невмоготу. Действительно семейные отношения, где все друг за друга держатся.

x Дополнительно - имя с фамилией и внешность можно сменить на любые другие, чистоту крови оставляю на ваше усмотрение. Историю тоже можно поменять под ваш вкус, но я ищу наш неугомонный двигатель и борца за справедливость и равенство. Оливер может писать статьи под псевдонимом, а может наоборот тихой сапой пытаться вести свои расследования, наблюдения. Возможно, даже начинает подходить к мысли, что вся эта ботва с ПС тянется так долго потому, что это не какие-то там абстрактные террористы, а те, у кого немаленький такой доступ в информации в ММ. По крайней мере, бродить по злачным местам и собирать всю информацию, что там найдется, он точно может.
Руни собралась организовывать пункт психологической помощи, Оливер вряд ли останется в стороне. К тому же, если придешь, готова проводить всякие показательные акции вместе, мол, смотрите, жизнь не кончилась, надо быть терпимее и мы победим. Лозунг этой братии явно: "Не забывай, кто твой враг", и мы напомним людям, что враг у нас всех один - террористы, а все мирные граждане, не важно оборотни, сквибы или просто волшебники, друг другу братья.

x Связь – гостевая, лс, потом можно перейти в Скайп

пост заказчика

Это было первое рождество, на которое они не пошли на ярмарку вместе. Папа уехал во Францию и обещал вернуться только через два дня, но Руни все равно очень радовалась, когда мама позвала её гулять. В последние месяцы они не ладили, но сейчас, кажется всё налаживалось — ей снова заплетали косички, поправляли шапку, завязывали получше шарф и спрашивали, не забыла ли варежки. Она ничего-ничего не забыла. Ей так хотелось, чтобы мама снова улыбалась, шутила, гладила её по голове и целовала в лоб. Чтобы Санта все-все исправил. Руни написала ему аж четыре письма, прося забрать все её игрушки, а взамен принести письмо из Хогвартса. Тогда бы мамочка перестала хмурить брови, кричать и ругаться с папой, который ходил печальным все последние месяцы. Всё снова бы стало хорошо. Санте ведь несложно, а она бы ему и конфеты, и кукол, и медведя, и даже новенькую игрушечную железную дорогу отдала.
Может быть, он даже выполнил её желание? По крайней мере, они с мамой вновь шагали по зимним улочкам, рассматривая гирлянды и украшения. Девочку даже не мутило после аппарации, настолько здесь было здорово, она здесь раньше не бывала и вертела головой во все стороны. Хотелось посмотреть все витрины с праздничными подарками в цветастой упаковке. Даже морозный ветер, от которого раскраснелись щёки, казался не таким уж страшным. Тем более, что снежинки можно было ловить языком или разглядывать, когда они оседали на варежку. Руни даже затормозила, рассматривая маленький ледяной кристаллик.
— Мама, смотри какая красивая! — девочка вскинула голову, вытягивая руку и ожидая увидеть такое родное и знакомое лицо, ведь всего пару минут назад матушка стояла рядом, смотря на сверкающую витрину магазина.
Но её не было... Для верности, О'Доннелл привстала на носочки, вглядываясь в лица прохожих. Нет... среди них не было маминого пальто. Уже чувствуя как к глазам подкатывают слёзы, а сердце предательски стучит быстрее от страха, Руни с силой толкнула тяжелую дверь магазина, заходя внутрь и потеряно глядя на разномастных покупателей. Мужчина в серой шляпе, женщина со смешной собачкой, семья с двумя детьми... И ни следа мамы. Продавцы обернулись на неё, но девочка лишь выбежала обратно на улицу, боясь, что просто не увидела родительницу и та сейчас далеко уйдет.
Что там говорил папа? Вернуться туда, где они были последний раз вместе и никуда не уходить? Руни была уверена, что они вот тут, у витрины останавливались, даже следы еще остались. Вот, её маленькие, а вот мамины — большие. Или это ей просто кажется, потому что тут так натоптано, что ничего не разобрать? Может быть, здесь есть хит-визард или еще кто-нибудь? Они свяжутся с мамой, которая, наверное, уже вся изволновалась и сидит в ближайшем отделении СБНИМ, по каминной связи
Девочка сглотнула противный комок подступающий слёз и набрала в легкие побольше морозного воздуха, глядя на гуляющих по улице люде. Никого похожего.... Ни одной мантии. Почему-то только сейчас это бросилось в глаза. Все в куртках, пальто. Нигде не видно служебных значков, двигающихся вывесок.. Нет... Так не может быть! Просто не может.
Руни выдохнула небольшое облачко пара, прежде чем поежиться и все же уверенно направиться к женщине, тоже разглядывающей витрину.
— Простите, мэм, — детский голос звучал тихо и неуверенно, но незнакомка все же оберунлась, мягко улыбаясь и внушая тем самым доверие, — Может быть, вы знаете, где мне найти хит-визарда или как дойти до отделения госпиталя Мунго? — там тоже, наверное, должен быть дежурный, они есть везде.
Но вместо этого лицо женщины лишь вытянулось в непонимании, а после пары вопросов о том, что это и зачем ей и ответов, что это такие волшебники, они всех охраняют и отведут её домой, незнакомка лишь рассердилась, сказав, что это очень глупая шутка и её родителям должно быть стыдно за неё. Руни хотела сказать, что как раз маму она и ищет, но её уже не слышали.
Беспомощно оглядевшись, она попыталась подойти к глуховатому дедушке, с которым всё повторилось, только тут её еще назвали бесстыдницей. А мальчишка постарше, слышавший всё, даже рассмеялся, мол, сказок начиталась дурочка, иди кому-нибудь другому байки рассказывай. И даже кинул в неё снежок. Руни хотела возразить, но вместо этого не сдержалась и расплакалась. Горячие слезы обжигали покрасневшие от морозы щёки, снег, попавший за шиворот, неприятно стекал по шее. Только сев на скамейку, с которой как раз ушел дед, она внезапно ощутила, что пальцы в варежках тоже замерзли и уже не очень хотят двигаться. Нельзя плакать на морозе. Нельзя. Только все равно хотелось.
Небо уже потемнело, глядя на сидящую девочку бесстрастными отблесками звёзд. Вот если бы у нее был порт-ключ, они бы уже встретились с мамой дома и никто бы не волновался. Только ей его не доверяли — говорили, что потеряет. Правильно, Руни ведь себя умудрилась потерять, не то что какой-то маленький порт-ключ.

0


Вы здесь » Maradeurs: stay alive » Архив анкет » Неактуальные заявки из Нужных


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно