— лучшие из лучших —
— разыскиваются —
— активисты недели —
— администрация форума —
navigation
best quote
гостеваяf.а.qправиласюжетсписок персонажей
занятые внешностиакциинужныепутеводитель
Сеня Лавгуд о главном:
Существует четыре вида лапши: «пшеничная», «гречневая», «рисовая» и «не, ну, на этом форуме три эпизода максимум возьму, чтобы писать быстро, три, и всёеее». АГА!
Ashling C. O'FlahertyLord VoldemortTheodore Nott

Maradeurs: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Maradeurs: stay alive » Флешбеки » Редукто в спину?? Непедагогично!


Редукто в спину?? Непедагогично!

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Редукто в спину?? Непедагогично!


Открытый для студентов и преподавателей Хогвартса

https://qph.fs.quoracdn.net/main-qimg-16ace7bf21139f7d5c549aa9eb7456b1.webp

Участники:
Дункан Саваж, Беатрис Шафик, Лили Эванс, Томас Эшвард, Делорес Рид. Для студентов свободная очередь.

Дата и время:
11 января 1978

Место:
Хогвартс, зал дуэльного клуба

Сюжет:
Первый практикум по чарам в рамках дополнительного подготовительного курса для студентов.

+8

2

К оценке практических талантов молодого поколения в боевой магии Саваж после лекционного занятия относился... скептически. Почему-то среди детей и стажеров бытует крайне живучее мнение, что для того, чтобы быть хорошим бойцом, достаточно знать чары и быстро размахивать палочкой, а мозг дуэлянту не очень-то нужен. На деле же... магический бой - это практически отдельный вид искусства, в нем огромную роль играют и знания, и умение просчитывать тактику, и ориентироваться в быстро меняющейся ситуации, и наблюдательность, и только после этого свою, значительную конечно, роль сыграет скорость и техника исполнения чар. Профессор Флитвик, лучший дуэлянт Британии, разумеется объяснял это своим приходившим в клуб ученикам, но многие ли звезды школьных коридоров прислушивались к его объяснениям? А чего на деле будет стоить внеурочная практика стычек между школьными компаниями и у многих ли такая практика была? Не все ведь дерутся в Хогвартсе. На лекции студенты словно еще были под впечатлением от предрождественских событий и инициативой и знаниями не спешили блистать, но в бой с Пожирателями некоторые рвались. Что ж. Сейчас у них будет шанс показать и рвение, и превосходство практических знаний над теоретическими.
- Дамы и господа, начнем мы тоже с контрольного среза. Разбейтесь на пары, задача у вас будет простая - как можно быстрее обезвредить противника, это значит сделать так, чтобы он не смог больше атаковать вас. Я буду наблюдать за поединками, поэтому начинают пары по очереди. Разбор каждого поединка - после того, как отработают все пары. Можете приступать.

+9

3

Лили ни секунды не задумывалась, когда в школе стала известна информация о том, что будет проводиться практикум по чарам. Тем более вести занятия должен был Дункан Саваж, а он был превосходным дуэлянтом, да ещё и работал аврором. Лилс все чаще в последнее время стала задумываться о том, что возможно стоит пойти в авроры, а не колдомедиком в Мунго?
Особо остро эта мысль встала у неё после всего того, что случилось на платформе 9 и 3/4 и в Хогсмиде. Тот момент, когда ты видишь, что страдают твои друзья, любимые, близкие, а твоих возможностей не хватает для того, чтобы спасти их или ощутимо помочь... Она не смогла высидеть в Мунго и часа, когда увидела, что из Хогсмида стали поступать раненые. Там были почти все, кто ей дорог и ждать, пока кто-то из них появится окровавленным на носилках она не смогла. Лили проще было оказаться в гуще событий, рискнуть, чуть не нарваться на оборотня, но помочь именно там, на поле боя. Тыл был словно незнакомым словом для неё. Горячий нрав и сердце Гриффиндорки толкали ее на безрассудство, но в итоге это могло кому-то спасти жизнь. В больнице она бы маялась от неизвестности и тревоги... Эванс до сих пор старалась не вспоминать эти страшные картины из Хогсмида, но то и дело они возникали в ее сознании, но толкали на то, чтобы научиться сражаться лучше, быть бойцом. Хоть возможно это и не слишком подходяще для девушки.
В общем Лили не сомневалась, записываясь на практикум и не сомневалась, что туда же запишутся и почти все ее друзья. В большом кабинете парты были отставлены в стороны, чтобы оставалось место для манёвров и Дункан, не затягивая своей речи сразу попросил их разбиться по парам, чтобы отработать атаку на противника и защиту от его атак. Лилс встала в пару с Сириусом, который, кстати, прекрасно владел кое-какими боевыми заклинаниями. Да и честно говоря, всем им пришлось ими владеть, так как в нынешнее время без самообороны никуда. Дункан не сказал начинать по очереди отрабатывать заклинания, а все было как в жизни, кто ловчее и быстрее, тот и победил.
Лилс было интересно, кто же из них окажется быстрее. Сильный противник всегда интереснее.
- Надеюсь, противник у меня достойный, - Эванс подняла подбородок улыбаясь Сириусу и глядя прямо в глаза, а затем легким движением кисти взмахнула палочкой. - Экспеллиармус!
Самое простое и самое действенное заклятие, которое лишает волшебника самого главного инструмента - его палочки. Нет палочки - тебе вряд ли что-то смогут сделать. Для начала сойдёт, а что дальше, посмотрим...

+9

4

Финн Торнхилл выглядит серьёзно, как сердечный приступ.
В этой своей новенькой форме, которую родители строго-настрого запретили ему пачкать и рвать (как будто он когда-нибудь их подводил!). Но больше - в этой своей боевой стойке, что двенадцатилетний парень подсмотрел в аврорском буклете. По-взрослому строгую, по-героически заманчивую брошюру он стащил на каникулах у старшего брата. Та приглашала выпускников задуматься о карьере в органах правопорядка. И пусть до старших курсов Финну было ещё топать и топать, как от Хогвартса до Лондона пешком, он уже давно всё для себя решил. Он на эту стажировку попадёт. И станет вот таким же парнем-лицо-кирпичом со значком на форме. Вот только не из тех, что бегают по грязных канавам на перегонки с плохими ребятами. А из тех, кто расследует дела национальной безопасности - дедуктивными методами. Ведь этому городу нужен свой герой, верно?
Мозг всегда был главной суперсилой Финна. И он планировал использовать его по полной даже на практикуме по боевым чарам. И даже против более опытных соперников, которые, казалось, не воспринимают его всерьёз. Поэтому и поставили в пару какую-то девчонку с Хаффлпаффа!
«Ну, ничего. Недооценивать соперника - первая ошибка дуэлянта» - очень резонно рассуждает Финн про себя. И выставляет вперёд волшебную палочку, которая, впрочем, зажата в предательски вспотевшей ладони.
Удивлять окружающих своими умственными способностями, а ещё - занудством, Торнхилл начал ещё с раннего детства. Он был из тех мальчишек, что перед тем, как сесть на метлу, сначала прочитает её расширенную инструкцию по эксплуатации (вплоть до пунктов «советы по уходу» и «гарантийные обязательства»), а перед тем, как похвастаться коллекцией вкладышей из шоколадных лягушек - разложит их по хронологии жизни волшебников или хотя бы по степени их заслуг перед обществом. Эту самую степень Финн, к слову, определял сам. И по очень субъективным нормам. Всякие там радио-балаболы и судьи по квиддичу - по шкале его пририотетов числились на самом дне. А вот изобретатели, путешественники и особенно (о, гении Вселенной!) составители учебников - возглавляли топ.
К сегодняшнему занятию Торнхилл тоже проштудировал всё, что нашлось в библиотеке Хогвартса. А нашёлся там - внезапно! - «Справочник хулиганских чар для отъявленных пакостников». Очень внушительный труд - «Совершенствование боевой подготовки высококвалифицированных магов с методическими примерами». И пару монографий чемпионов Всеанглийского турнира. Так что о правилах проведения поединков и даже о жутких прецедентах Финн уже был начитан.
Именно поэтому он церемонно, - то ли как водевильный актёр, то ли как истинный рыцарь, кланяется стоящей перед ним даме. И очень серьёзно произносит:
- Обещаю, я не буду делать тебе очень больно, - насмешливое фырканье в ответ рэйвенкловец тоже списывает на куриные мозги оппонентки. И мысленно уже приписывает себе победу.
Всё, что ему нужно - это только команда от преподавателя. Того самого статного аврора, которого школьники за спиной прозвали «сэр Борода». Поэтому стоит мистеру-мечте-цирюльника кратко объяснить задание и таки дать отсчёт, как Торнхилл мгновенно делает выпад. 
- Clato verto nicto! - четко, резво, педантично. Хотя это и хулиганская штука. Как раз-таки из упомянутого справочника. Однако, Финн надеется, что весьма действенная. Теперь жеш эта девчонка ни словечка нормального сказать не может! Ни заклинаньица. Так и будет городить всякую чушь задом-наперед. Ну, разве что только любимые им палиндромы не подведут. Предложения, что с обеих сторон читаются одинаково. Вроде «умер и мир ему» или «кит на море романтик».

[status]мужчину украшают не шрамы, а извилины[/status][nick]Finn Thornhill[/nick][icon]https://d.radikal.ru/d31/2011/d6/3b2a182e575f.gif[/icon][info]<div class="lzname"> <a href="ссылка на анкету">Финн Торнхилл</a> </div> <div class="lztit"><center> 12 лет </center></div> <div class="lzinfo">полукровка <br>студент Рэйвенкло <br><br><a href="ссылка на вашу почту">совиная почта</a></div> </li>[/info]

Отредактировано Ivan Kosteletsky (2020-11-17 20:46:42)

+9

5

Лекция министерского засланца ко всеобщему удивлению, что немаловажно, приятному, завершилась натуральным практикумом.
- Надо же, - шепнул Томас на ухо Сириусу, когда они пестрой шайкой сгрудились у одной из стен кабинета, наблюдая за расчищающим пространство для боя Саважем, - а я думал, только языком почешет, как и все «официальные лица».
Он взглянул на прибывавших студентов - разнокалиберные галстуки мелькали на локации. Мда, теория снова с позором продула практике. А зря. В занудном и дотошном понимании Эшварда эти два слова не могли идти порознь, потому как из первого всенепременно следовало второе, а уж из второго и формировалось первое. Тот факт, что количество «практиков» вдруг превысило число «теоретиков» говорил об одном: в больничном крыле туалетная бумага нынче закончится раньше срока.
Саваж скомандовал распределение по парам, и Томас в последний момент успел поймать за здоровую руку ринувшуюся было к центру зала Делорес.
- А-а-а, - шестикурсник мягко, но вполне решительно поднял вверх указательный палец, - я могу назвать минимум 10 причин, по которым ты не будешь принимать в этом участия, но лучше просто поверь мне сразу: ты НЕ будешь принимать в этом участия, - его глаза спустились на ее висящую на перевязи руку, - по крайне мере - сегодня, - блондинка посмотрела в ответ со вполне читаемым выражением, - трижды козёл, - подтвердил он ее немой вердикт, но решения не поменял и помог девушке занять одно из посадочных мест у составленных в дальнем углу парт, - пожалуйста, посиди здесь. Я быстро - со мной в паре Шафик: лютая тигрица, мою метлу завещаю тебе, - он подмигнул Рид и, коротко поцеловав ее в висок, вернулся на исходную, по пути заприметив уже вовсю орудовавшего палочкой и смутно знакомым заклинанием Торнхилла.
Мерлин, где ж я это слышал... Библиотека Хогвартса была тем местом, где поистине отыскать можно было не только книжку по заказу, но и собрата по мозгам. Или их отсутствию - это уж как повезёт.
- Круто, - юноша поднял бровь, наблюдая за младшекурсником, - долбанешь таким же комментатора на матче - буду лоббировать тебя в команду.
Беатрис, доставшаяся в пару Эшварду, заняла положенное ей место и, с палочкой наизготовку, выказала желание начать. Томас кивнул: он сжал древко крепче, целясь в грудь хаффлпаффке и прокручивая в мыслях то, с чего лучше было бы пригубить эту не слишком расторопную семикурсницу. Девушка перед ним была как на ладони, Эшвард не слишком хорошо знал ее лично, но это было бы лишним - вся необходимая информация была перед глазами: бегающий влево взгляд - на Сириуса - означает для него слепую зону справа, метит в колдомедики - значит голова забита гербологией, а не боевыми чарами, ведь даже тогда в доме Аниты она готова была положить себя, чтобы спасти других. Прошло ещё несколько секунд - выражение синих глаз напротив сменилось на недоумевающее. Рейвенкловец медлил. Пальцы перехватили палочку удобнее, но решительности этот манёвр не добавил. В голову пульсом ударила мысль.
Я...не могу.
Он сотни раз произносил эти формулы, тренируя атакующие и защитные чары, продумывал и совмещал, изобретая более эффективные способы применения, «вычищая» технику и стремясь к совершенству. И всякий раз перед ним разлетались в щепки манекены, деревянные доски, пару раз даже перьевые подушки, за что старший брат явно не был благодарен, но сейчас... перед Томасом стоял человек. Живая девчонка, которая смотрела на него большими глазами, ожидая удара: та самая Шафик, с которой он чаще всего разменивался фразами формата «что там на Зельях было?» или «давай быстрее пиши своё эссе, на этот справочник очередь», но никак не «экспеллиармусом» или чем-то подобным. Казалось, он только что на глазах у всех и при боевом авроре провалил самый важный экзамен в жизни. Голос сел.
- Бей.

+10

6

Кимберли.
Как город в Южной Африке, только девчонка.
Но, похоже.
Ярко желтый шарф как Оранжевая река. Взлохмаченные волосы как хаотичное переплетение улиц. Карие глаза как южная ночь. И все пятнадцать лет как кимберлит. Из него строили дома, а внутри нашли алмазы, и это перевернуло все. Вот и она все детство строила замки и башни из кубиков и грезила архитектурой, а потом в ней оказалась магия, и ее отправили на огранку в иную школу. Потому что - так сказал чиновник родителям: «Магии нужно учиться, для вашей безопасности».
Ваша безопасность.
Как Ваше величество королева английская, только абстрактное понятие.
Но, похоже.
Чтобы с ней встретиться, придумано бесконечное число условий, правил, ритуалов и протоколов – не маши бездумно палочкой, контролируй стихийные всплески, не дергай за хвост кентавров в лесу, не падай с метлы, да и вообще – улицу переходить на красный тоже лучше не надо. Но, даже соблюдая все ритуалы и правила, можно так и ни разу и не встретить с королевой – Вашей безопасностью - ведь кругом взрывающиеся случайно котлы, растения с мечтами о лаврах оперной дивы и много всего, губящего кошку – любопытного. На кота она совсем не похожа, даже когда ее кличут Кимми, видимо, потому до сих пор и цела, вопреки увлечению метаморфозами. Трансфигурация как архитектура, только кирпичиком может быть все. Даже королева. Шахматная. Ваше величество черно-белого мира.
Волшебные шахматы.
Как метафора на сейчас, только доска - шестигранник и фигурки трех цветов.
Но, похоже.
Кто-то считает на десяток ходов вперед, а кто-то как пешка – шаг и падение с доски. Кимми в этой системе – заготовка в коробке, может запасная фигурка и нечто другое. Игрушка для малышей. Как в это страшное Рождество, когда ей вручили порт-ключ и группу первокурсников. Они держатся за руки, как танец, только без музыки. Они слеплены в одно целое, как живая скульптура, только с быстрой сменой местоположения – из проезда в больничный холл. Вокруг суета и толчея, как в зоопарке, только звери нарисованные. Кимми рисует слоников и заставляет их шевелить ушами, чтобы отвлечь младших от происходящего вокруг. Она рисует жирафа и оживляет чернильные пятна на его шеи, когда ей вручают еще малышей, кажется из деревни. Они как детский сад, только не за всеми придут родители. Но Кимми тогда об этом не думала, она вообще мало о чем думала, она старалась, чтобы врученные ей младшие дети сбились в спокойную, организованную группу.
Стайка птиц.
Как воробьи, только никуда не летим.
Но, похоже.
Маленькие крылья, звонкое чириканье и не так много пользы. Последнее и огорчало Кимми. Она мечтала строить здания – укрытия, создавать защиту. А вышло в итоге, что она всего лишь бесполезная птичка. Неуютная мысль, побуждающая к изменениям. Преобрази себя – это стремление и приводит ее на дополнительные занятия. Особая лекция со специальным преподавателем, только, кажется, она здесь одна не видит себя со значком аврора. Но слушает внимательно. Старается запомнить, осмыслить, примерить к умозрительной ситуации.
Практика.
Как гипотетические картинки в ее голове, только по-настоящему и прямо сразу.
Не похоже.
Кимми не успевает уложить в голове мысль о том, что отрабатывать новую теорию нужно сейчас. И пока она обтесывает под себя этот факт, все успевают разбиться на пары. И кто-то даже успел начать поединок. А она как нечетный воин – одна, но не уходит к стене. Это неправильно, притворятся раненной, но с целыми руками. Она застывает в центре - напротив их сегодняшнего учителя. Аврор – это не птичка, как она. И вот что делать? Новая теория неосознанная, и потому Кимми остается полагаться лишь на интуицию и знакомые навыки – отвлечь и сбежать. Вот ее личный потолок, небо без алмазов. Но представляет Кимми сейчас не небо, а то, что способно отвлечь.
- Creare Rhinocerotidae, - в мыслях она рисует черного носорога, как в парке рядом с Кимберли, который как она, только город в Южной Африке.
Черный носорог.
Как отвлекающий маневр, только получился бы.
Только бы, похоже.

[status]like a bird[/status][nick]Kimberly Ryan [/nick][icon]http://i.piccy.info/i9/684b82669cb0f4eefd7bddf039a2c088/1605729551/52989/1402504/kym.jpg[/icon][info]<div class="lzname"> <a href="https://wikiway.com/upload/hl-photo/402/6eb/kimberli_13.jpg">Кимберли Райан</a> </div> <div class="lztit"><center> 15 лет; H|5, N</center></div> <div class="lzinfo">магглорожденная<br>двоечница<br><br><a href="http://stayalive.rolfor.ru/">совиная почта</a></div> </li>[/info]

+8

7

Блэк удивился, когда Саваж вместо разглагольствования устроил практикум. Студенты встали со своих мест и сгрудились около стены, наблюдая за аврором. Конечно, в замке был дуэльный клуб, где профессор Флитвик учил изящно кланяться перед началом боя и правильно держать палочку.
Сириусу это все было слишком знакома,  в его семье считалось, что научиться этому ребенок должен буквально сразу после того, как научился говорить.
Поэтому данная наука не была для него в новинку, он половину детства проводил лето в попытках победить хотя бы одну из своих кузин.
С Андромедой было до крайнего неинтересно, она поддавалась тогда еще мальчишке, произносила легкие заклинания, давала ему фору и даже специально промахивалась. Это его раздражало, они оба вздохнули с облегчением, когда Бродяга перестал просить Меду о дуэлях.
Нарцисса была вечно занята собой, ее больше волновали собственные ногти, где заклинания, что вылетали из палочки кузена. Признаться, при этом в своих чарах она была невероятно виртуозно и делала это так изящно, что Сириус порой открывал рот, забывая о том, что нужно вскинуть палочку и оказывался сидящем на заднице.
Совсем другое дело Белла. Беллатрикс было плевать, что он младше, ниже ростом и его знания едва ли выходят за пределы школьной программы. Она никогда не отказывала ему и сама, кажется, получала немало удовольствия от его стараний.
По началу Сириус даже палочку не успевал поднять, не то что заклинание произнести, затем стало получаться лучше и кузина уже не казалась такой скучающей. К пятому курсу список отработанных Бродягой заклинаний был весьма обширным. В глазах Беллы стал появляться знакомый блеск интереса, теперь Блэк был не просто «мальчиком для битья», а вполне себе мог стать достойным противником.
Пожалуй, можно сказать, что он любил эти дуэли. Ему нравилось удивлять ее, видеть в ее темных глазах одобрение. Смотреть, как Беллс перехватывает в задумчивости палочку и с такой непринужденностью парирует его заклинания.
Это было похоже на танец, только с неожиданными и не всегда приятными последствиями.
Поэтому сейчас Блэк не нервничал, дуэли стали для него чем-то привычным хоть он и не практиковался непосредственно с кузиной уже больше года после своего громкого ухода из дома.
Он закатал рукава форменной рубашки и хруснул пальцами, улыбаясь стоящему рядом Эшварду.
-Выше нос, Томми, в Хогсмиде ты был посмелее.
Конечно, Бродяга пытался перевести все в шутку, случившиеся мучило их всех, не давало нормально спать ночами, давило и воспоминания постоянно возвращали в тот злополучных день, который они забудут еще очень нескоро.
Сириус даже заметил, что стал слегка сторониться Лунатика, Рем ничего не говорил и виду не показывал, но было ясно, что ему неприятно.
Он был не виноват, что на деревню напали.
Так же он был не виноват, что сам был оборотнем. Не по своему желанию.
Люпин понимал, что пришлось пережить студентам, не разделял, но понимал. И его это тяготило не меньше, чем остальных.
Они долго ничего не говорили и даже с каким-то благоговейным ужасом ждали полнолуния, совсем не так, как обычно. Без весёлых обсуждений новых проказ, без зачеркивания дней в календаре и вечного нытья Блэка: когда же уже полнолуние.
Ремус сам стал тише, словно он таким-то образом был причастен к случившемуся. Он не был, слава Мерлину.
Но это совершенно не мешало Сириусу раз за разом прокручивать в голове мысли о том, чтобы случилось, если бы друг вырвался. Присоединился к своими сородичам.
Блэк встряхнул головой и усмехнулся, когда напротив него встала Эванс.
Лили.
Ее вообще не должно было быть в Хосмиде в тот день, но она примчалась, услышав, что на деревню напали.
Невероятная глупость и ему хотелось как следует стукнуть ее за такую дурь. Но, конечно, ничего подобного Сириус не сделал. Но он был чертовски зол на старосту, а все потому что и сам поступил точно так же, примчался, как понял, что в деревне волшебников творится что-то не то.
Потому что там были знакомые, друзья, Регулус. У Бродяги просто не было ни одного шанса усидеть на месте.
Смелость граничившая с глупостью, как там выразился Рег, что ему не на Гриффиндор нужно было, а в Мунго.
Наверное, это была черта всех гриффиндорцев.
Лили тоже была истинной гриффиндоркой, бесстрашной, отчаянной.
Ее зеленые глаза лукаво сверкали, когда она смотрела на своего противника. Бродяга широко улыбнулся.
-Я не настолько благороден, как некоторые, - предупредил он и вскинул палочку на уровень груди.
Конечно, он не смог бы применить к ней какое-нибудь серьезное заклинание или причинить вред. Но Эванс была сильной волшебницей и играть с ней в поддавки Сириус не собирался. К тому же времена нынче были не те, оборотни или Пожиратели смерти не станут размениваться, они не разбирают кто перед ним, женщина или ребенок.
Он внимательно смотрел за движениями противницы и, пожалуй, был готов к чему-то подобному.
Блэк стремительно взмахнул палочкой и произнес:
-Cornu linguae
Трансфигурация это было то, что приходило к Сириусу само по себе, не даром он два года изучал все что было можно и нельзя. И выучил наизусть все формулы и взмахи волшебной палочкой.,

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+8

8

[nick]Gilbert Ludwig Gaines [/nick][status]the particle of uncertainty[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/001a/c7/fc/88/370773.jpg[/icon][info]<div class="lzname"> <a href="http://stayalive.rolfor.ru/viewtopic.php?id=423#p22898"> Луи Гейнс </a> </div> <div class="lztit"><center> 16 лет; R|6|N</center></div> <div class="lzinfo"> <br>полукровка<br>студент Рейвенкло<br><a href="http://stayalive.rolfor.ru/viewtopic.php?id=76&p=2">совиная почта</a></div> </li>[/info]

После лекции, которую они с Рики прослушали шушукаясь в задних рядах, остаток дня до практических занятий Луи бродил по школе с отрешенным видом человека глубоко погрязшего в думах. На самой лекции, он ничего не спрашивал и не высказывал, задавать вопросы очень важному и суровому на вид аврору, да еще перед половиной школы, было совсем ему не по духу, но это не означало, что вопросы и мысли у него не были. Наоборот, все было и даже больше чем Луи был способен уложить в собственной голове. По крайней, мере не вот так сразу. А помимо практических вопросов, он так же сочинял в голове письмо родителям. Если даже к ним в школу приезжали авроры, то и папа с мамой должны, наконец, согласится, что ему нужны дополнительные занятия. Или может следовало попросить об этом крестного? Луи краем уха слышал, когда он приезжал к ним после Рождества, как дядя Людвиг говорил маме, что собирается возобновить тренировки. Может он не откажется взять Луи с собой?
На этой, почти-что вдохновляющей ноте, рейвенкловец проскользнул к зал дуэльного клуба. Ну и народу тут было, офигеть. От пухлощеких первокурсников, до школьных звезд, Луи даже застопорился у входа, чуть ли не передумав вообще проходить дальше, и если не еще одна громогласная кучка школьников, завернувшая в дверь после него, скорее всего так бы и сделал, но новоприбывшие вынудили рейвенкловца пройти дальше и Луи смирился. Ноги пронесли его мимо Торнхилла, который не смотря на свой малый возраст и рост, имевшего столь серьезный вид, что он готовился сегодня уложить всех Пожираталей за раз, да и еще одной левой. Дальше Луи пришлось сделать стратегический маневр, чтобы обойти по большому кругу Эшварда, а затем сделать круг еще шире, чтобы так же избежать Блэка старшего. Первого за то, что тот был слишком Эшвард, а второго, ну собственно, примерно за то же самое, только Блэк. В итоге всех этих маневров Луи оказался чуть сбоку от центральной сцены событий, рядом с девочкой с именем, которую Луи никак не мог вспомнить, что-то такое звонкое, тиньк-тиньк, словно колокольчики, или может как город в Австралии. Или не в Австралии?! Луи даже хотел предложить хаффлпаффке пойти с ним в пару, но не подойдешь же с чем-то вроде, - Привет, я не помню твое имя, но мне кажется, оно похоже на звон колокольчиков. Хрустальных таких. - Нет, такое совершенно не годилось, потому-что могло оказаться, что девочка с именем-колокольчиком была совсем не этой, а какой-то совсем другой. Луи нерешительно переминулся с ноги на ногу.
В зал прошла еще одна группка школьников и растерянно блуждающий по помещению взгляд Гейнса выцепил среди них младшего брата. Вполне в духе Аврелия, ввалится на занятие в последний миг, Луи совершенно по отцовски поджал губы и рванул на перехват.
Он дернул брата за край мантии, - Эй, а ты что тут забыл?  - и перед тем как Аврелий успел ему ответить очень строго добавил, - Будешь со мной!
Он утащил брата в уже заранее забитое и так никем еще не занятое место недалеко от девочки с именем-колокольчиком, и на всякий случай припечатал, - Не ерзай.
Они только лишь успели встать, как суровый аврор сделал небольшую вводную речь и велел им приступать. Луи достал палочку и попробовал вложить ее в ладонь так как описывал мистер Саваж описывал это на лекции. Хватка была ему знакомой, используемой фехтовальщиками испанской школы, вот только до сих пор почему-то не приходило в голову ее использовать так же для держания палочки. Луи задумчиво подвигал кистью, вроде удобно. Он церемонно раскланялся перед братом и памятуя, что им следует лишить соперника возможности атаковать, запускает в брата, - Rideo, - пока кто-то другой успеет произнести свое длинное и замысловатое, его чары уже успеют слететь с палочки. Быстро и эффективно, не усложняя и замедляя ход не нужными финтифлушками, ровно так как учат его манускрипт по фехтованию.

+9

9

Не сказать, чтоб что-то изменилось в жизни Аниты или в её мыслях после Рождества. Ну, может быть, она только распрощалась с уверенностью, что профессора Хогвартса держат все под контролем. И что авроры всесильны. Они старались, правда, профессора - думали о безопасности ребят, авроры - пришли к ним на помощь, если бы не те и не другие, жертв было бы больше, может быть, они все бы там умерли. Но дела не настолько хороши, чтоб можно было сесть, свесить ножки и - а, мы в Хогвартсе, ну все в порядке! Здесь не было безопасно. Не ощущалось безопасно. Ни дома - даже с тетей и дядей вместе. Ни в спальне Гиффиндора, когда она, проснувшись среди ночи, прислушивалась - нет ли посторонних звуков или отсветов в окне, или чего-то такого. Она не клала волшебную палочку под подушку лишь из опасения сломать её. Оставаясь наедине со своими мыслями, она прогоняла в памяти подходящие заклинания, щиты, заклинания первой помощи. Она знала, что кто-то плачет ночами, кто-то плохо спит. Это было нельзя, надо быть готовыми в любой момент вставать, бежать, драться. В любой момент.
Она была готова. Хорошо высыпалась. Хорошо питалась. Делала зарядку каждое утро. В чемодане под кроватью держала небольшой запас медленно портящейся еды. Как умела, утешала девчонок - хотя какой из неё утешитель! Так, выслушать, погладить по головке, протянуть платочек. Состояние духа так же важно, как и состояние тела. Сама не плакала уже давно. С того самого лета, да… И пожиратели были тут совершенно ни при чем. Мир и без них - очень опасное место, но с ними - полный атас.
И вот все эти заклинания, что она повторяла так часто в своей голове и мысленно представляла, как произносит, и порой даже отрабатывала с ивовой веточкой в руке - все они вдруг как-то оказались неуместны. Она не думала, не выбирала, ни секунды не сомневалась, когда перед её дверью оказалось жуткое чудовище. Она просто использовала одно из тех заклинаний, что были в её голове. Нет, она не была совершенно уверена, что оно сработает так, как сработало, просто не было времени на сомнения. Может быть, помогло еще и то, что ей все-таки в тот момент было страшно.
Но сейчас ей страшно не было. Клыкастый волчара со смертью в бездумных глазах и Сэм с шестого курса, хороший старательный ученик, нормальный парень, был у неё в тот день - это не одно и то же! Совсем-совсем разное. Алдертон даже не драчлив, насколько она его знает, хотя знает не слишком хорошо. Можно, конечно, представить, что он сейчас обернется в волка… Или что это злодей под обороткой.
Вот только это не был злодей. И ей было совсем не все равно, будет ли Сэму больно, и сломает ли он себе что-нибудь. Опять же, задача не в том чтоб навредить, а чтоб не мог атаковать никак. Ни магией, ни физически. Глупо забывать про физическую атаку.
- Tussus,  - прошептала, направляя палочку на противника. И тут же отошла с линии  удара, в сторону на пару шагов, чтоб если даже Сэм кинет заклинание наугад, чтоб не попало.
И тут задумалась - а кашляют ли оборотни? Помешает ли это атаковать им. Они ведь тоже люди, так-то...

Заклинание

Tussus — P, F Вызывает у жертвы приступ кашля.

+7

10

Когда теоретическая часть закончилась и началась подготовка к практической радости Шафик не было предела. Сидеть на лекциях было невыносимо. Лишь близость Сириуса хоть как-то помогала держать себя в руках, да и то разок, но девушка сорвалась. Пускай внешне она этого и не проявляла, но бездействие убивало Трис. Все мысли были о том, что где-то за тысячи километров отсюда в Мунго сражается с последствиями сильнейшего яда ее родной брат. Шафик может больше его не увидеть, не обнять, даже голоса не услышать. От этого хотелось разобрать всю школу по камешку. Да еще и эта ссора с Сириусом. От того, что он поддержал ее сегодня, не отсел и даже прикоснулся ей стало настолько легче, эта надежда, что все-таки все может наладиться стала лучом света в это беспросветно темное, будто безлунная ночь рождество. Все эти проблемы Беатрис старалась загнать как можно дальше. Старалась сосредоточиться на более важных делах и проблемах и все равно эта пустота, будто внутри вырвали что-то важное и нужное не давала покоя.
Она еще усердней принялась изучать все, что касалось экстренной медицинской помощи и помощи в госпитале, повторяла боевые заклинания, которые учила в школе и которые ей показывали Данте и Вергилий. Это помогало, она вникала в переживания других студентов, поддерживала их несмотря на то, что самой юыло безумно плохо. Мигрень стала ее постоянным кошмаром. Запасы настойки уходили, восстанавливать их девушка не успевала, даже сегодня она едва поднялась без пузырька и даже массаж шеи уже не помогал хоть чуть-чуть эту боль облегчить.
Сейчас благодаря отваруболь отступила и девушка могла полностью сосредоточиться на занятиях. В какое-то мгновение хаффлпафка понадеялась, что с ней сразится Сириус, все-таки он хороший боец и поучиться у него есть чему, но нет. Очевидно не в этом была суть данного занятия, не в том, чтобы более опытные подтянули менее опытных. Чтож пускай так. Ей в пару встал Томас. Недооценивать противника самая большая ошибка, потому девушка в любой момент была готова выставить щит или уйти в сторону от заклятье. Вот только нахмурившиеся брови и бегающие глаза опонента все сказали ей за него. Финальным штрихом была чуть дрожащая рука, что держала палочку. Вздохнув, Шафик цокнула языком.
- Ты пожирателю или другому какому гаду также скажешь, когда он на тебя или близкого тебе человека палочку направит? - конечно слова были резкие, неприятные. Она его прекрасно понимала. Она ведь видела, как Том не сомневаясь рванул спасать друзей. Одно дело, когда ты или близкий человек в опасности, другое - дружеская дуэль. Вот только дуэль, это подготовка к реальному бою. Так ей говорил Данте. Близнецы друг друга не жалели, даже бомбарду использовали, не прямо, но рядом. Будь тут Данте, он бы сказал еще резче. Мысль о брате заставила ее выдохнуть и на миг опустить палочку, привели ее в чувство слова Том, дернув головой она сжала крепяе палочку и резко произнесла, направляя ее на Тома:
- Vespertiliones! - произнесла быстро, четко, тихо, холодно и тут же следом следующее заклятье, готовая в любой миг отскочить от заклятья Томаса:
- Molle cerebrum! - может это и ябыло против дуэли, но она не собиралась давать противнику шанса навредить ей, а для этого нужно быстро его обезвредить, лишив даже малейшего шанса. Реакция у нее тренировалась с раннего детства, спасибо матери, что учила ее танцами четко работать со своим телом, нужно было меньше мига, чтобы знать, куда направит Том заклятье и уйти с линии огня. Не факт, что получится, поэтому нужно быстро будет поставить сначала Протего. Потом уже можно будет пытаться сохранить щит. На лице ее расплылась ухмылка, что часто возникала у Данте. Азарт боя. Войти в него им обоим был легко, главное остаться в нем с холодной головой и четко просчитывать действия врага, наперед продумывая все возможные варианты и способы выйти из ситуации.

Заклинания

*Vespertiliones / Bat-Bogey Hex (лат. vespertilio — “летучая мышь”)
Превращает козявки из носа жертвы в стаю летучих мышей, нападающих на жертву и вцепляющихся ее в лицо.
*Molle cerebrum / Jelly-Brain Jinx — P (лат. mollis -”мягкий” , cerebrum — “мозг”)
Влияет на мозговые процессы, человек перестает соображать. Эффект заклятья временный, спадает само.

+5

11

[nick]Aurelius Gaines [/nick][status]напролом к звездам[/status][icon]https://funkyimg.com/i/38Tib.gif[/icon][info]<div class="lzname"> <a href="ссылка на анкету">Аврелий Гейнс </a> </div> <div class="lztit"><center> 14 лет; R | 4</center></div> <div class="lzinfo">полукровный<br><br><a href="ссылка на вашу почту">совиная почта</a></div> </li>[/info]

За всю школьную жизнь с Аврелием Гейнсом, к его великому сожалению, происходило не так уж много Значительных Событий. Все приключения всегда доставались кому-то другому: кому-то постарше, побойчее, поглупее или поумнее, кому-то, оказавшемуся в нужном месте в нужное время. Кому угодно, в общем-то, только не Аврелию. Так, во всяком случае, ему всегда казалось. В свои четырнадцать он мог разве что прогулять историю магии, не сделать домашнее задание или улизнуть тайком ночью вместе с друзьями искать на картинах блуждающего Салазара Слизерина, который, как гласила школьная легенда, подхваченная Аврелием на уроке Ухода за магическими существами от слизеринцев, пророчествовал о будущем.
Будущее Аврелия интересовало постольку-поскольку. Будущее, в котором он приглашал девчонку-слизеринку погулять в Хогсмиде в выходной, - очень. Как и будущее, в котором он становился государственным обвинителем или чемпионом мира по квиддичному квиддичу в квиддиче. А вот скучное будущее, о котором наверняка и пророчествовал старик Салазар, интересовало его не очень. Поэтому, совершая такие ночные путешествия, Аврелий единственным из всей компашки любопытствующих надеялся, что никакого Салазара они не найдут, потому что чем дольше продолжались их безуспешные вылазки, тем больше других, куда более интересных, портретов, они узнавали. Так, например, однажды ночью они с Бобби выяснили, что у дамы на четвертом этаже галантный кавалер с третьего утащил собачку и так до сих пор и не вернул, потому что собачка прижилась на его картине, где облюбовала себе диванные подушки. В свою очередь, подрезавший себе собачку джентльмен страшно дулся на старика с картины напротив, потому что старик когда-то давно, еще когда директор Дамблдор не был никаким директором (то есть примерно два столетия назад) утащил у него монокль, в отместку за то, что джентльмен с собачкой увел у старика те самые подушки, на которых теперь спала чужая нарисованная собачка. В маленьких нарисованных жизнях трагедий было ничуть не меньше, чем в пророчествах Салазара, но Аврелий справедливо подозревал, что никому, кроме него, было неинтересно просто бродить ночами по замку, болтая со всеми портретами подряд.
Нетрудно догадаться, что даже о тех крупицах интересностей, которые происходили с Аврелием в Хогвартсе, он не мог рассказать никому, кроме лучшего друга Бобби и, иногда, - лучшего брата Луи. Луи, когда включал старшего брата, ругался и временами угрожал написать обо всем родителям, на что Аврелий только фыркал: Луи же был брат, а не предатель, и сдавать его никому бы не стал. А даже если бы однажды брат заговнился и написал маме с папой, ничего плохого Аврелий не делал – они же не пытались воскресить Салазара, как предлагал Бобби. Просто искали его нарисованного.
Целая лекция от целого настоящего аврора с последующим дуэльным практикумом была в жизни Аврелия тем редким знаменательным событием, о котором он мог рассказать всем, вообще всем, кому хотел, включая родителей. Во-первых, потому, что аврора с его практикумом он нашел не сам; во-вторых, потому, что он не проник в оборудованный для дуэлей зал незаконным способом – он просто вошел вместе со всеми, на виду у всех взрослых. И, раз уж вошел, собирался пользоваться всеми преимуществами своего маленького приключения.
На лекции, куда больше, чем разные способы держать палочку на дуэли, Аврелия заинтересовала возможность Приключения. Дуэли же не случались просто так. Они были сопряжены с опасностями, геройством, блужданиями в поисках справедливости и прочими вещами, которые ему категорически запрещали делать родители и от которых настойчиво предостерегал старший брат.
Уже представляя себя не просто чемпионным чемпионом и государственным обвинителем, но и борцом за справедливость, Аврелий обнажил волшебную палочку, как иной рыцарь мог бы обнажить меч, и поискал глазами достойного противника. Желательно – примерно его возраста, чтобы ничего не пришлось объяснять родителям, если что-то пойдет не так.
Достойный противник явил себя в лице старшего брата, которого Аврелий даже как-то сразу и не заметил.
- А ты что? – огрызнулся в ответ Аврелий, когда Луи дернул его за край мантии, хотя и сам понимал, что вопрос был крайне глупым: Луи точно не мог пропустить магическую дуэль, и явился, видимо, даже раньше, чем сам Аврелий. Тщательно скрыв облегчение от того, что противник нашелся сам собой, и он не останется глупо стоять один с волшебной палочкой просто потому, что Бобби дуэлями не интересовался, Аврелий последовал за братом и, вслед за ним, отвесил церемонный поклон заправского дуэлянта. У Луи каким-то непостижимым и запрещенным образом сразу же получилось взять палочку так, как их учил аврор, а Аврелий, покрутив свою в руках, остановился на том, как держал ее обычно на уроках Чар или Трансфигурации.
На заклинание, которое полетело в него от брата, он ответил практически не задумываясь, просто потому, что в его голове вдруг осталось одно-единственное заклинание:
- Protego! – воскликнул Аврелий, выбросив палочку вперед примерно так, как показывал аврор, и тут же бросил вслед защитному атакующее, которое они с Бобби периодически оттачивали друг на друге. - Hesitace lingue!

Магия для женщин и детей

*Protego (лат. protego — «прикрывать, укрывать»)
Щит становится видим только в момент, когда в него ударяет заклинание или предмет, высверкивает серебристой прозрачной стеной.
Создает фронтальный щит, блокирующий направленные в мага заклятья и останавливающий быстро движущиеся физические объекты. Блокирует одно заклинание, в случае с физическими объектами может остановить несколько, ударивших в щит одновременно (если не одновременно — только один). Мобильный, перемещается вместе с магом. Стандартный щит, не блокирует ментальные, темные и специализированные заклятья.

Hesitace lingue — P, F
Вызывает у жертвы заикание.

+7

12

Большую часть лекции Сивилла выводила на полях тетради любые приходящие в голову заклинания, зарисовывая также подходящие им движения палочкой. После Хогсмида она была довольно молчалива, что неудивительно.
Под колоссальным впечатлением от произошедшего "события" были все - и кто стал непосредственным участником, и кто узнал обо всем этом после. Сивилла же даже не могла об этом говорить, голос будто отнимался, все слова разлетались, точно осенние листья порывом ветра в разные стороны. Она просто старалась как-то... абстрагироваться от всего. Если не думать о чем-то слишком интенсивно, то все пройдет. Жаль, что не все в школе придерживались подобной политики. Слушать лекцию было... тяжело. Пусть даже она была вводной, крайне необходимой, но все же.
Сив неохотно встала со своего места, чувствуя, что каждая мышца в теле будто одеревенела, а желание поднимать палочку и устраивать с кем-то спарринг не было никакого. После рождественских каникул, она так и не смогла заставить себя переступить порог дуэльного клуба. Предпочитала слоняться по школе в одиночестве, делая вид, что ее друзей просто не существует. Что совершенно точно им не нравилось, но Сив не могла ничего с собой поделать. Ей хотелось немного подумать, но каникул ей совершенно точно не хватило на это.
Когда все начали оперативно распределяться по парам, на мгновение она растерялась, неуверенно оглядываясь по сторонам, сжимая палочку холодными пальцами. Выбор был велик и в тоже время не совсем. Сивилла совершенно не представляла, с кем могла бы сразиться. Пусть даже в тренировочной дуэли. Не хотелось остаться без пары, но и навязываться как-то тоже. Хогсмид сделал ее слишком боязливой, настолько, что она стала бояться резких звуков и собственной тени из-за расшатанных кошмарами нервов. 
Долго ждать не пришлось, партнер нашел ее среди несколько разрозненных студентов сам. Сивилла неуверенно улыбнулась Регулусу, когда тот встал напротив нее. Учитывая, что она его и Сэма несколько избегала, думала уже, что просто проигнорирует, но нет. Так что Сив была рада. По крайней мере, с ним она уже сражалась и даже немного знала его манеру двигаться. Ключевое "немного", потому что ей практически всегда приходилось полагаться на одну лишь интуицию и удачу. Регулус всегда был слишком хорош.
Она немного замешкалась, пытаясь сообразить, с чего начать (вероятно, с произношения заклинания - ехидно подсказала сама себе). Не смотря на заминку, разумеется, ее друг дал ей возможность собраться с мыслями. По крайней мере, в этот раз. Будь это любой другой, он атаковал бы первым, сетуя на ее жутко заторможенную реакцию.
Палочка неуверенно вывела довольно знакомый и привычный символ:
- Impedimenta!.. - негромко, но довольно четко произнесла, скорее по привычке.
Отчего-то связывающие, парализующие и взрывающие заклинания практически всегда выходили у нее эффективнее и лучше, чем чертовы бытовые чары, с которым Сив периодически неистово воевала, не в силах применить на практике.

заклинание

*Impedimenta / Impediment Jinx — P (лат. impedimentum — «помеха, препятствие», impedio — «задерживать, мешать, препятствовать»)
Бирюзовый луч. Замедляет или делает полностью невозможными движения объекта, на который направлено, в течение примерно 10 секунд.

Отредактировано Sybill Trelawney (2020-11-28 21:41:16)

+10


Вы здесь » Maradeurs: stay alive » Флешбеки » Редукто в спину?? Непедагогично!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно